Май 2016. Весна внесла изменения в самый сильный Дом города. Пока действующий лидер демонов решал личные проблемы, произошла перемена власти. Теперь во главе Дома стоит деспотичный тиран Мэтт Ронан. Как это отразится на политике города, пока остаётся только гадать. Союз Демонов и Серой Лиги под угрозой. Не смотря на то, что этим двум "семьям" удалось совместно разгромить основные силы джиннов, взаимопонимания между лидерами больше нет. Напряжения добавляет и то, что в Чикаго назревает ещё одно новое противостояние - между Домом Мастера и Детьми времени.
Правила Основные расыАкции гостейАкции игроковПрофиль Новости Отношения Поиск игрыАватаризацияЛичное дело


LukeAstridShannon

                            Действие игры разворачивается в Чикаго. Темной стороной города, прямо как в тридцатые-сороковые годы XX столетия, правят мафиозные семьи; отличие от гангстерских саг состоит лишь в том, что семьи эти состоят из монстров, довольно успешно притворяющихся людьми и даже отказавшихся от своих нехороших привычек.
Мы Вконтакте
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Сверхъестественное: Племена

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



and I know your taste

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Код:
<!--HTML-->
<style type="text/css">.brimage{font-family: 'Palatino Linotype', sans-serif; font-size: 20px; text-transform: uppercase; letter-spacing: -1px;  color: rgba(255,255,255,0.7);  height: 387px;
 width: 570px;  text-align: center;

 background: url(http://s016.radikal.ru/i335/1607/83/5e65988a6229.png);

 position: relative;  line-height: 120%;  overflow: hidden;  }
.brtitle{  position:absolute; bottom:0px; width:100%; left:0px;-webkit-transition: all .5s ease .1s; -moz-transition: all .5s ease .1s;-ms-transition: all .5s ease .1s; -o-transition: all .5s ease .1s; transition: all .5s ease .1s;}
.brimage:hover .brtitle{bottom: -30px;-webkit-transition: all .5s ease;-moz-transition: all .5s ease;-ms-transition: all .5s ease;-o-transition: all .5s ease;transition: all .5s ease;}
.brcaption{  position:absolute; bottom:-30px; width:100%; left:0px;-webkit-transition: all .5s ease;-moz-transition: all .5s ease;-ms-transition: all .5s ease;-o-transition: all .5s ease;transition: all .5s ease; font-size: 14px; letter-spacing: 0px;}
.brimage:hover .brcaption{bottom: 0px;-webkit-transition: all .5s ease .1s;-moz-transition: all .5s ease .1s;-ms-transition: all .5s ease .1s;-o-transition: all .5s ease .1s;transition: all .5s ease .1s; }
.brlyrics{  width: 510px;  background: url(http://funkyimg.com/i/Z5jC.jpg);  color: #C48D8E;
 font-family: calibri, sans-serif;  font-size: 8px;  text-transform: uppercase;  line-height: 90%;  padding: 10px 30px; text-align: justify;  letter-spacing: 0.09em;
}
.brlyrics a{color: #470000; text-decoration: none;}
.brtext{  width: 530px;  text-align: justify;  line-height: 100%;  font-size: 11px;  padding: 8px 16px;}
.brtext:first-letter{  font-family: 'oswald',sans-serif;  float: left;  padding: 5px;  margin-right: 3px;  background-color: #470000;  font-size: 14px;  color: rgba(255,255,255,0.8);}</style>
<p><link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Oswald' rel='stylesheet' type='text/css'><center><div class="brimage"><div class="brtitle">

and I know your taste

</div><div class="brcaption">

Тео | Тея (Тейас) & Вель (Алькано)

</div></div><div class="brlyrics">
<center>июнь 2016</center>
</div>
<div class="brtext">

Совпало вдруг так, что <q>младшенькие личности</q> обоих парней решили отдохнуть, быть может, однако факт остаётся фактом: на следующее утро повстречались <q>старшенькие</q>.

<br></div>
<div class="brlyrics" style="text-align:right;"></div></center>

+1

2

Ка-а-ак же было лениво, это же нужно следить за потребностями тела, за общим его состоянием и не несколько минут или часов, а как минимум пару дней. А у мальчишки случился "перегрев" его психика просто не выдерживала такого наплыва мощных и ярких эмоций. И Тео,  таки наградила его эта безумная парочка собственным именем, сам предложил ребёнку взять перерыв. Тей сначала перепугался, но дух сумел худо-бедно вталдычить младшему, что ему нужно немного отдохнуть. Ещё не хватало, чтобы дитя нервный срыв заработало и начало истерики своему, кхм, избраннику закатывать. Именно это и стало решающим доводом, ссориться с Алькано Тей не хотел и поддался на уговоры Тёмного. А теперь, оказавшись в обычном здоровом сне, управлять которым было немного сложнее, чем своим "уголком" в подсознании, он понял, что, вероятно, погорячился.
- М-м-м... - Недовольно простонал он, открывая глаза, с трудом выныривая из сна, тело тоже было измотано, но оно быстро восстановится под его бдительным контролем. Эх, любовь-любовь, не понимал он этого чувства. Единственное, с чем он мог сравнивать эмоции и чувства Тея, так это его собственная к Тейасу привязанность. Но это было далеко не то, совсем-совсем иное. Так слепо восхищаться кем-то и в пороках видеть идеал, совершенство... Как это? Интересно, каковы чувства Алькано к этому психу малолетнему? Как бы хотелось залезть к нему в голову и глянуть на себя и Тея его глазами... Но это же снова не то... Как же тогда понять это чувство, что заставляет ребёнка желать защитить того, кто в разы сильнее его? Загадка....
Окинув взглядом кровать, искомый объект не обнаружил. Фух, и хвала Тьме, ещё не хватало с ним в обнимку проснуться, Тео откинул одеяло, ещё и голышом. Нормально! Дух поморщился, спустив ноги на прохладный пол, ну и ощущения, как с похмелья. Слабость, дрожь, мышцы слушаются с трудом. Осторожно встал, оглянулся по сторонам, сумеречно ещё, но видно хорошо, дверь на балкон открыта, и в проем виднеется силуэт. "О, а вот и пропажа," - Тео тут же направился на балкон, прямо так, не одеваясь, воздух, хоть и по-ночному свежий, тёплый, как парное молоко. А стыд это что-то духу незнакомое. Приблизился к демону, мягко ступая, протянул руку к спине. Пальцы нежно коснулись кожи и заскользили по ней вверх, сначала обведя силуэт крыла колибри и дальше вверх, к плечу и шее, вторая рука похожим путём с другой стороны спины следовала за первой с небольшим отставанием. Пальчики обхватили основание шеи ласково, не сжимая. Парень прижался грудью к спине мужчины.
- Встречаешь рассвет и без меня? Не думал, что ты романтик, - скрывать, что это он, Тео не стал, смысла не видел. Все равно скорее рано, чем поздно, Алькано поймёт.

Отредактировано Theias (2016-07-26 07:13:12)

+1

3

Он проснулся в холодном поту, сев на постели и сжав челюсти, сквозь зубы рвался беззвучный рык, янтарными глазами уставился в пространство комнаты, заполненное предрассветным мраком. Что он здесь делает? Откуда сон, который стягивал путами тоски? Где Третий? Тяжелое дыхание начинало выравниваться, Вель бросил взгляд на прямоугольник окна, потом на сопящего рядом мальчишку, едва не шарахнувшись от него, и медленно поднялся, сбросив с себя одеяло. Подхватил джинсы с пола, надел их, не застегивая, – что младший, что старший небрежно носили одежду, главное, вниз штаны не норовили съехать, – вышел из спальни на балкон, взяв пачку сигарет и зажигалку со стола, не помешает мозги прочистить и избавиться от нервного тика после такого пробуждения.
Закурил, вытянул руку в направлении горизонта, где постепенно начинало светлеть небо, сжал пальцы в кулак, опустил её неторопливо. Не любил рассветы с некоторых пор, пусть и поражали они красотой своею, но ночь не собиралась задерживаться, тени светлели. Итак, почему он вернулся? Наверное, восстановился без риска слететь с катушек из-за потери той, благодаря чьей любви стал немножечко сильнее, познал природу света, заключенного во тьме. Меж тем сон касался совершенно другой женщины, последний раз он видел её в прошлой эре, интересно, жива ли она, джинн, в конце концов. Неважно на самом деле. Сейчас в сердце правит балом пустота. – Что же мне делать с твоим любимцем, Ал?.. – Метаморф услышал шорох позади, выдохнул лоскуты дыма, обернуться и не подумал, прикосновение пальчиков Тейаса отозвалось приятными мурашками по спине, он отклонил голову немного назад и чуть к плечу, не так уж и напрягали ненавязчивые ласки человека… пока тот не прильнул ближе, прижавшись, отчего Вель едва не выронил сигарету, беззвучно усмехнувшись, шокированный весьма интимным контактом, глаз дернулся.
То есть… ты хотел бы встретить рассвет в постели с Аликом? Мне казалось, тебе не нравятся парни, – хмыкнул не без пренебрежения, голос отчасти другой, мягче, подобен бархату, скользили в нём насмешливые ноты, приправленные небольшим раздражением к сложившейся неловкой ситуации, демон чисто интуитивно узнал Темного, манера речи сыграла роль и незримая энергетика отличалась. Он вдруг сомкнул пальцы на запястье мальчишки и дернул его, увлекая из-за спины и ставя перед собой лицом к лицу, склонился самую малость к нему, расстояние не близкое, однако и не такое, на каком обычно знакомые-приятели находятся. Недовольно скривился, прищурившись, глаза не зеленые, цвет их редок среди смертных, но часто встречается среди представителей сверхъестественного мира, они янтарные. Не Алькано.
Будь ты девушкой, мы могли бы полюбоваться рассветом вместе или насладиться романтикой утра сексом в постели, усыпанной лепестками роз, например, – нагло заявил метаморф, помнил о том, что это очарование, подобранное младшеньким маньяком, способно обращаться женщиной. – Почему ты голый? – легкое удивление закралось, ничего сверхъестественного в обнаженном теле он не находил, тоже не стеснялся расхаживать без одежды при случае и не понимал, что в этом страшного или дикого, человеческое тело весьма красивое, в общем, о стыде понятий не имел и не обзавёлся таковыми за долгую жизнь. – Меня не привлекают мальчики, если ты так прикалываешься, – сквозили и приятие с солидарностью, как говорится, вор узнает вора так же, как волк узнает волка, и по-прежнему несерьёзный почти негатив.
Я Вель, – представился наконец-то, затягиваясь сигаретой. – А ты Тео, верно? – выдыхая дым и разжимая хватку на запястье пацана, поинтересовался, так как пропускал многие моменты, пришлось покопаться в доступных всем трём личностям этой шкуры воспоминаниях, по губам продолжал гулять призрак хитроватой улыбки.

+1

4

Уже сама по себе фраза подразумевала под собой, что перед Тео сейчас не Алькано. Пальцы едва заметно дрогнули, сжавшись едва заметно сильнее. Вот это поворот! И тут же ослабла хватка, он намеревался отступить, не успел.
- Между прочим, речь шла не о постели, а о балконе, - с легким возмущением ответил он, хотя при определенном уровне развратности фантазии можно было секс и на балкон перенести, но не с мужиком! Издеваться над Аликом это одно, а утехам он пусть предаётся с Теем, дух при этом присутствовать в сознании не намерен даже близко!
Ненадолго возникло ощущение, что он кролик перед удавом, неприятное ощущение беззащитности, но оно быстро прошло. Наглость - второе счастье, вызов во взгляде на желтоглазого демона, губы изогнулись в легкой пошловатой улыбке.
- А что, лицам мужского пола на рассветы любоваться теперь запрещается? - "Ага, разбежался я с тобой... романтике предаваться," - хохотнул про себя, как-то это забавно так звучало, не разврату, не страсти, а романтике. Нелепо как-то звучало. Как вообще можно равнять секс и романтику? У Тео легкий диссонанс возник от такого.
- Потому что жарко. Что-то не нравится? - И тут же лёгкий и веселый смех при ответе на вопрос, - Пф! Можно подумать, меня они привлекают, - сарказма достаточно в словах? Видимо достаточно, поняли друг друга. Тогда тем более нет смысла что-либо надевать, лишние тряпки напрягали. Это минимальная необходимость угнетала, почему даже дома нельзя ходить так, как нравится? Кто его тут вообще кроме демона видит? Никто. А даже если бы и видел, его бы это ничуть не смутило и не огорчило.
- Да, верно, Тео, - отодвинувшись от Веля, согласно кивнул дух, - не так давно именем обзавёлся. До этого всё без имени ходил, а в женском облике называл себя Тея. Сам себя не назовёшь, как говорится... - с интересом покосился на сигарету. Тейас не курил, да и кто бы ему дал! А духу до сего момента доводилось подселяться в тела курящих людей. Интересно, а каково это, когда не курил и пробуешь в первый раз? Любопытно. Пристраститься не боялся, организм и сам то быстро от никотина избавляется, а если ему немного помочь, так и вовсе почти мгновенно. Никогда не понимал в чем проблема этой человеческой зависимости.
- Дай попробовать? - кивнул он на сигарету. Ну ведь и правда интересно! И ещё! Странное что-то во взгляде Веля проскочило, когда он про превращение в девушку говорил, не понравилось это Тео, и возникло двоякое ощущение, вроде бы он чувствовал от этого некую опасность, и тут же просыпалось любопытство, неужели настолько разительно может измениться отношение Веля? Это как-то странно, немного диковато было, он же ведь понимал, что сознание то останется неизменным, что не смотря на женское тело, это будет всё тот же Тео. Понимал ведь, правда? Самоосознание меняется сложнее и дольше чем "оболочка". И будь он в женском теле ни о каком интиме и речи идти не может довольно долгое время. Хотя, есть маленький секрет, как ускорить этот процесс, но пусть он останется секретом. И вот теперь он разрывался, не в состоянии выбрать, избегать этой щекотливой темы в дальнейшем, или самому к ней подвести. И не придется ли для наглядности и  эксперимента ради всё-же превращаться? При одной мысли об этом он почти в паническое состояние впадал, это не просто неприятные ощущения, это больно. Еще не хватало рефлексировать по этому поводу, Тео быстро отогнал от себя мысли о боли. Нет и нет, не станет он этого делать, а спросить можно, за спрос денег не берут.
- Слушай, мне вот интересно, ты колючий сейчас такой потому что я парень? И если я, предположим, превращусь в девушку, твоё отношение ко мне от этого как-то изменится? - Нет, ну это действительно странно. Произойди чудо и предстань перед ним этот Вель в образе женщины, Тео вряд ли бы воспылал к нему какими-то чувствами, потому что важно не тело, а душа, а она осталась бы неизменной.

Отредактировано Theias (2016-07-05 19:02:23)

+1

5

Придумали же имечко, – озадаченно-обескураженный окрас мысли, нет чтобы спросить того, кто разбирался в именах, – но в таком случае, как назвал бы эту половинку души человека Первый? – хотя, он и сам не сказал бы сию минуту; мысленно хмыкнул, поздно уже метаться, быть может, выбор неплох и сделан даже верно.
Хм-м, занятно получается, – задумчиво протянул Вель, завёл руку за пределы балкона и стряхнул пепел с сигареты, рассвет теперь его не занимал, он разглядывал мальчишку; дух дал имя женской ипостаси, а мужской ипостаси – нет, словно другой облик являлся не более чем созданным образом, а сам актёр считал себя частью единого целого, далеко не отдельной частью, а ведь правильно считал на самом деле.
Не дам, – моментально отмахнулся метаморф, несколько прифигев от такой просьбы, иначе и не выразиться нормальными словами. – Ты ведь в курсе, никотин действует как психостимулятор, приводит к возбуждению центров удовольствия мозга. Знаешь, эти же центры отвечают за болевой порог, и потребление никотина даёт весьма «прикольный», – не без иронии проговорил, – эффект в виде повышенной чувствительности к боли, – усмехнулся; а вот привыкание к этой дряни происходит по очень простой причине: наслаждение, – правда, демон не ощущал никакого особого эффекта от табака, кроме непродолжительной ясности сознания и слабой-слабой «нирваны», организм оперативно избавлялся от лишних веществ, расщеплял их, курил он по большей части из эстетических соображений.   
Вель после вдруг весело и непринужденно расхохотался, Тео совершенно не с той стороны смотрел на этакую проблемку.
Как бы ты отреагировал, начни, например, я, к тебе липнуть? Сам посуди, удовольствия мало при нашей с тобой сексуальной ориентации, – глаза боятся, а внутренний зверь, кажется, доволен и восхищён, пылает прямо жаждой заполучить, – нет, даже не поэтому Темный немного его выбешивал, желтоглазой твари тот при первой встрече с Аликом понравился, отталкивала похожесть и одновременно привлекала, черт, да один этот факт отчасти выводил из себя. – Нет. Не потому, что ты парень. А потому, что ты парень без одежды, которому нравится приставать к другому парню, – что интересно, звучали отчетливо серьёзные интонации, но столь же ярко и некоей словно приправой их пронизывали шутливо-насмешливые ноты, смесь напоминала недовольное, причём на едва заметной грани недовольное, возмущение. – Лично мне много приятнее смотреть на обнаженную девушку, – и приставания в её исполнении желанны, несмотря на тот же подтекст – издевательство, – улыбка проступила в уголках губ заметнее, демон выкинул окурок за бортик балкона, направляясь мимо мальчишки обратно в спальню.
Восприятие и отношение – разные категории. Давай попробуем, – предложил, казалось, не лелея никаких коварных планов, опустился на кровать в изножье на самый край, – проведём безобидный эксперимент, – и наткнулся на аромат страха, точно, изменения сопровождались болью, и кое-кому сие не приходилось по нраву, о-о, более того, он боялся тех ощущений. – Ты страдаешь альгинофобией?.. Это нам не помешает, я заберу твою боль. Поверь мне, – он протянул руку Темному раскрытой ладонью вверх, – подойди и дай тебя коснуться, – голос ласкал, всё-таки отличие здесь разительное, никогда не танцевали в нём осколки и холод, наоборот, даже что-то гипнотическое присутствовало, притом Вель не таил намерения соблазнить или очаровать.
И, как только подросток приблизился, он пальцами подцепил его пальчики и спрятал ладошку в своих ладонях, вынудил подойти ближе, притянув, и, прикрывая глаза, бросил:
Начинай. И не забудь: разорвёшь тактильный контакт во время перевоплощения, боль вернется, – добавил негромко; между тем Тьма встрепенулась, послушно откликнулась на зов истинного хозяина: всю боль съест, полакомится ею, – ей, проклятью и дару, не нужна форма заклятья для таких мелочей.

+1

6

[AVA]http://f3.s.qip.ru/HrElGgwU.jpg[/AVA]Тео опешил от отказа. Неожиданностью он был, а объяснение причин еще большей неожиданностью стало. У него аж физиономия немного вытянулась от удивления, но он тут же поспешил взять себя в руки. Какой-то он странный, непонятный, мутный?.. Хм, тёмный. Одна бровь поползла вверх, выражая тем самым недоумение по поводу того, какое собственно дело этому Велю до того какие ощущения будет испытывать Тео. Тем более, что как раз это вообще проблемой никогда не было ни для Тёмного, ни для Тейаса, они и более сложные и опасные вещества нейтрализовывали раньше, в лаборатории. А тут фигня какая-то вдруг происходит и какой-то демон печется о том, что какое-то вещество ему может повредить! Он точно какой-то ненормальный.
"Хах, ты не начнешь!" - Однако представить представил, что-то это как-то пугало.
- Ладно-ладно, понял. Промашка вышла, признаю, со спины вас не различить, я думал это Алькано. Знал бы я сразу, что это не он, у меня бы и мысли не возникло, - чистая правда, между прочим. - А вообще, знаешь, я даже рад, что ты мне сейчас попался, я не подумал, что сейчас его дразнить опасно как-то, - Тео коротко нервно рассмеялся. Вот так, да, это было что-то вроде спасибо, которое в слух, естественно, он не скажет.
- Пф, кто бы сомневался? - Тихо пробубнил Тёмный, провожая взглядом мужчину, - мне вот тоже приятнее...
"Знаю я, что разное... Да вот только ты, похоже, уже знаешь, какое у тебя ко мне отношение, а я тебя ещё не знаю и вообще боюсь, удав," - И тут же резко вскинулся, категорично заявив:
- Нет.
Тео нервно облизнулся, ну, да, можно это и так назвать. Страдает, ещё как страдает. Парнишка неопределенно хмыкнул, не желая признаваться в своей очевидной слабости. И не ожидал, что у Веля найдётся решение. Черт, а об этом он и не знал! Хотя можно было догадаться. Дух смотрел на демона недоверчиво, вот так просто взять и поверить? Тей так мог, Тёмный - нет. Однако сделал несколько маленьких шажков к мужчине и неуверенно протянул руку. Несколько судорожно вздохнул, притянутый ближе. Сейчас бы он и сам сказать точно не мог, что его больше пугало боль или Вель... Он нахмурился, закрывая глаза, несколько раз вздохнул, словно нырять собирался,на очередном выдохе начал осторожное изменение и... удивлённо распахнул глаза, вглядываясь в лицо мужчины, державшего его за руку. Боли и в самом деле не было, потому изменение стало более глубоким, перестраивался скелет, менялись половые органы, лицо тоже претерпело некоторое изменение, намного сильнее, чем тогда, когда он пытался выяснить что же не даёт ему и Тею, наконец, перестать конфликтовать и раздирать магический запас надвое. И грудь в этот раз достаточно приличного размера сформировалась. О, и неизменное в этом её образе - нежные золотистые волосы длиной до лопаток. Только убедившись, что все изменения окончены, Тео, точнее теперь уже Тея, осторожно вытянула узенькую ладошку из ладоней Веля. Она ожидала, подвоха, думала, что боль нахлынет после изменения, но и этого не произошло. Она с искренним удивлением смотрела на демона, а потом вдруг отвела взгляд, словно смутившись долгого зрительного контакта.
- Кхм... пожалуй, накину что-нибудь, - она поспешила отвернуться, на скулах проступил предательский румянец. Она смущалась его взглядов! И от осознания этого смущение разрасталось еще больше, хотелось спрятаться. Она впервые чувствовала нечто подобное. Рубашка, как хорошо, что она здесь, просто спасение. Тей всегда её носил, когда находился дома, а если та была в стирке, рядился в толстовку, даже если в ней было жарко. Тея сейчас была бы рада и толстовке. Накинула рубашку на плечи, как и Тей, утопая в ней. Не рубашка, а целое платье или, в данном случае, халат. Запахнула её, просунув руки в рукава. Представила, как выглядит со стороны в мужской рубашке на голое тело и покраснела ещё больше.
- Вель, - голосок чуть охрип от волнения, самую малость, почти незаметно, но, чёрт возьми, заметно! - А женские вещи есть же в доме, да?

Отредактировано Theias (2016-07-06 19:17:12)

+1

7

Существовало проклятье, замешанное на магии крови, которое лишало способности чувствовать боль, но данный раздел старший не практиковал. Тьма тоже способна поглощать… страдания, лишая тех напрочь, Вель помнил, каково это, когда не тревожат ни физическая, ни душевная боль, разве что пусто без последней внутри, тем не менее, эта маленькая деталь аналогично не волновала в состоянии одержимости Ею.
Сейчас он не просто держал за руку мальчишку: позволил Дару прикоснуться к нему, удерживая тот под контролем, ощущал отголоски не своей боли на собственном теле, плата некая всегда наличествовала за созидание и разрушение (обыкновенная подпитка, наоборот, приносила удовольствие), не замечал их, они слишком бледные. Пальчики в ладонях и сама кисть стали тоньше и легче, и метаморф приоткрыл глаза, стоило человеку прервать тактильный контакт с ним. Взглядом он наткнулся прежде на округлившиеся бедра, неторопливо поднял его к личику, невольно задержав до того на уровне груди, любуясь без стеснения (и незнакомого ему) миниатюрной фигуркой теперь уже девушки.
Так удивляешься, будто надеялась на обман, – усмехнулся тепло, кажется, кое-кто ожидал подвоха, милое создание зря страшилось порции неприятных ощущений, и коротко рассмеялся. – Просил поверить не забавы ради, – добавил с улыбкой, наблюдая за тем, как Тея облачается в рубашку, при этом несколько удивленный её смущением, – предательство должно выглядеть не столь мелочно и убого, – абсолютно абстрактное дополнение осталось при нём. – Ты обворожительна. Особенно без рубашки. Хотя, и в ней не менее красива, – подметил негромко, скрывшая все прелести ткань ничуть не мешала, наоборот, привносила привкус соблазна в нежный образ белокурого ангела. – Почему в этом облике смущается? Не-е понимаю. Насколько же это мило. Отношение малость меняется из-за восприятия. Мм. Неправильно мыслю. Зависимость двусторонняя. Его восприятие окружения тоже в некотором роде претерпевает метаморфозы. Неважно, что сознание остаётся тем же. Получается иная комбинация. Впрочем, забегаю вперёд. Эксперимент начат!
Есть, конечно, – отозвался легко Вель, запустил пятерню в волосы, – те короткими показались очень, поэтому в следующие мгновения удлинились чуть, – «зачесывая» их назад, этакая прическа частично развалилась после того, как он убрал руку, и сделалась небрежнее; не стал лгать, пожалуй, ответ даже очевиден, Зарина не из воздуха брала тряпки на себя, в конце концов; поднялся и прошёл к вещевому шкафу, спальня же его, отодвинул самую крайнюю створку, куда обычно Алик и не порывался заглянуть, нечего там ловить, и посторонился, дав возможность увидеть гардероб сестренки, сложно сказать, чего среди её одежды нет, она не знала меры.
Но мы не будем пятнать чистоту эксперимента, – вот только, едва Тея приблизилась, подмигнул, вскинул ногу, упёрся пальцами той в крайний выступ шкафа, перекрыл путь к нарядам и толкнул дверцу обратно, опуская и преграду, оторванная от пола ступня вновь его коснулась. – И избавимся от рубашки, – бессовестно заявил наглец. – Не бойся, не съем. И не дам воли своим рукам, – здесь должна была находиться точка, об этом говорило и затухание звучания голоса, – пока не позволишь, – продолжил демон плавным переходом, никакой паузы не допустив. – Более того, – прищур глаз ненадолго проявился явственнее, – внесём толику остроты в это утро. Дай увидеть мне тебя с разных ракурсов, желаю запечатлеть игру взглядов и эстетику твоего тела, – удивительно, отсутствовал налёт пошлого контекста, но и не чистый интерес к красоте рождал такие запросы, тонкой нитью, не считая фантомной тени любопытства, вплеталось кое-что ещё, напоминавшее преклонение, сопровождением полыхал бледным огоньком странноватый блеск в глазах и кривились губы в загадочно-хитроватой улыбке. – Устроим фотосессию в стиле nu? – занятно, метаморф проговорил короткое слово на французском языке, «ню» в переводе – «обнаженный», вряд ли Тёмный не ведал, что слово означало художественный жанр в скульптуре, живописи, фотографии, подразумевало самый прямой смысл, раскрывая содержание стиля подобной фотосессии. – Проведём её на первом уровне квартиры, там большой простор для разных композиций и фотоаппарат лежит на полочке, – Вель сделал несколько шагов прочь от шкафа, направившись к двери из комнаты, приостановился, оглянувшись и даже обернувшись, протянул руку девушке. – Ладно-ладно, я соглашусь на уступки, белокурая богиня, начнём со скромных образов в мужской рубашке.

+1

8

[AVA]http://f1.s.qip.ru/bDPkOert.jpg[/AVA]Да! Удивилась, удивилась, что не обманул, ведь поверила же, иначе бы сейчас не стояла перед ним, а стоял бы и отпирался. А люди, да и нелюди, сдерживающие слово и исполняющие обещанное просто сами по себе удивительны, так как редко встречались духу на его пути. Сплошь обман и ложь, даже самых близких продавали и предавали, и он был тому свидетелем, так откуда тогда ему научиться верить без сомнений и без оглядки?
Ужас! Как это воспринимать?! Ему никто никогда не говорил комплиментов, совсем никогда. И как реагировать на них он не знал. Тем более еще неизвестно насколько они искренни и правдивы. Поэтому девушка лишь смущенно улыбнулась, хитровато стрельнув глазками, и предпочла промолчать. Уже понимая, что что-то изменилось между ними, не то в этом виновато её несколько иное восприятие в этом измененном теле, не то Вель действительно стал вести себя иначе. "Не важно, Тея я или Тео, я всё тот же, поэтому прочь неловкость, прочь... смущение? Да здравствует естественная врожденная наглость! - Она легким шагом, будто не идёт, а летит, подошла к шкафу. Однако, едва она приблизилась, мужчина перегородил ей дорогу, и снова на щеках разлилось тепло, оставляя на коже едва заметный след румянца. - Наверное..."
Тея недовольно поджала губки и покосилась на Веля, что он вообще там задумал? Экспериментатор чертов. Мурашки по коже пробежали, когда он сказал, что от рубашки надо избавиться, нехороший огонёк зажегся в синих глазах, глядящих на мужчину. "Я тебе твои золотистые гляделки повыцарапываю, попробуй ты дать волю рукам!" - Мысленно пообещал дух, на чем было и успокоился, но потом взметнулось возмущение, от него зрачки чуть расширились. - "Ах, ещё и дозволения дождаться решил, а вот фиг тебе, обломись," - нет, ну явно не приличествуют девушке такие мысли. Так ведь он и не девушка же. Зато после них возмущение улеглось, на губах заиграла снисходительная улыбка. И ведь, гад, знает что говорить, когда и как. Пару минут назад, она ни за что не согласилась бы, сейчас, было любопытно и самой. Кто вообще над кем эксперименты ставит? Они не Теи поведение "тестируют", а Веля. Ну вот и прекрасно, фотосессия как раз была неплохим... предлогом. Легкая хитринка поселилась и в её взгляде. Девушка чуть склонила голову к плечу, с любопытством разглядывая лицо мужчины, проходящего сейчас мимо. Он серьезно хочет это сделать? Что ж, она не против, она даже очень за. Вообще-то, если уж на то пошло, он ведь раньше пользовался в основном именно женским образом, которым легко соблазнять путников, заманивая их с дороги в болото. Правда это было еще до обретения возможности вселиться в тело, и уж тем более задолго до того, как дух вселился в тело, способное к изменению. Но ведь образ то до сих пор хранился в его памяти, а ещё он хорошо помнил как смотреть и как улыбаться. Конечно, магия очарования на демона вряд ли подействует, но он и не собирался её применять, достаточно будет движений и мимики. А в изменённом теле они очень выразительны.
Тея не заставила себя ждать, преодолевая небольшое расстояние, что разделяло их, она мило улыбалась глядя в его глаза, а едва её пальчики коснулись его ладони, отвела взгляд чуть в сторону и вниз, спрятав глаза за приопущенными ресницами. Это было очень непривычно, следовать за кем-то, быть этим кем-то ведомой. И это было, надо признаться, приятно. А пока они спускались вниз, она слегка удлинила волосы... ну ладно-ладно, не слегка, сейчас они мягкими локонами спускались чуть ниже пояса, тогда как раньше были длиной лишь до лопаток.
Она с детским любопытством следила, пока Вель колдовал над фотоаппаратом, стоя рядом с ним, а фантазия уже рисовала образы, которые он может запечатлеть. Но нет-нет, ей любопытно знать, что ему хочется увидеть, жаль нельзя подглядеть за его мыслями. Вот только кто его знает, насколько опасно соваться в эти самые мысли без спросу. Она задумчиво приложила палец к губам, затем отняла руку от лица и самыми кончиками пальцев коснулась руки Веля, привлекая его внимание.
- Хочу слышать твой голос, - тихо-тихо сказала она, словно смущаясь того, что произносит, а может и правда смущалась, - он у тебя красивый. Сделаем так, - голос становился громче и увереннее, в итоге вообще прозвучало предложение не терпящее возражений, - Говори что мне делать, куда двигаться, - азартные огоньки в глазах, хитроватая игривая улыбка, лёгкое возбуждение волной по телу. Заводила перспектива того, что придется подчиняться... Хах, но не говорить же об этом вслух! Да в общем-то и себе самой она в этом признаваться не хотела. На счет голоса ничуть не соврала, он ведь и правда приятный. И совсем не обязательно давать четкие указания, можно лишь направление задавать. "Ну же, расскажи мне сам, чего ты желаешь!"

Отредактировано Theias (2016-07-23 20:52:24)

+1

9

Улыбка способна спрятать многое, она словно универсальная маска, опасно ей порой доверять, но она притягивает – всё верно, милая чаровница – своим магнетизмом, преображая лицо того, кто ею владеет, не говоря об изысканной красоте той: веселая ли она, хищная ли, кривая ли, вскрывающая ли вены остротой, обращающая ли в лёд высокомерной надменностью. Демона улыбка бледным отражением изгиба губ девушки прогулялась по его губам, он едва удержал себя от дурацкого далеко несовременного жеста – склониться к ручке, оставить легкий поцелуй на тыльной стороне ладошки маленького ангела без крыльев – и сомкнул пальцы, подцепив ими её пальчики, потянул за собой, сделав поначалу два шага назад и лишь после плавно развернувшись, увлекая прочь из спальни. Он неторопливо – каждое движение казалось отчасти ленивым, однако при том при всем двигался не медленно – спускался по лестнице, наслаждаясь тем, как слушалось тело, успел за длительное время пребывания на втором плане отвыкнуть, один раз приостановился почти и оглянулся, искоса посмотрев на Тею, одобрительное «мм» вырвалось. – Сногсшибательный приём, – шевельнулись в немых словах губы, длинные волосы – это плюс в копилку любой обольстительницы.
Они спустились. Вель направился к настенным полкам, подхватил оттуда зеркальный фотоаппарат, давно он им не пользовался, кажется, ещё с тех пор, как работал медицинским экспертом, на месте преступлений «щелкал» тела убитых людей для отчетов, никакого удовольствия занятие не приносило, конечно. Чтобы настроить фотокамеру, переведя её в ручной режим съёмки, выпустил пальчики Тёмного – он помнил о том, кто перед ним, что не мешало ничуть воспринимать его в другом облике иначе – из своей ладони и занялся изменением выставленных когда-то параметров, регулируя экспозицию. Навёл объектив на пустое пространство, нажал кнопку, мельком глянув на результат, темновато, следовало шире раскрыть диафрагму, выдержку не трогать. Метаморф, ощутив прикосновение, опустил взгляд, отвлекаясь на Тею и будто бы забывая – слишком цепкое внимание – о том, чем занимался до того момента. И немного ошарашенно склонил голову к плечу, вот это действительно дурманом щекочущий воображение и сознание поворот, впрочем, удивление мелькнуло на миг, не задержалось и на какую-то секунду.
О-о, – протянул, не скрывая впечатления. – Я исполню твоё желание, – откликнулся легко, искренне, слабой искрой и втайне, поражаясь прямолинейности, неважно, что сопровождалась та робким началом, и неожиданному комплименту, при этом ничуть не смутился. – Значит, ты хочешь узнать о моих фантазиях? – поинтересовался он, меж тем отмечая, как расширяются чуть заметно зрачки синеглазого бескрылого ангела, то ли предвкушением, то ли возбуждением кого-то ласкала перспектива подчинения, которую девушка вручила тому, кто весьма любил контролировать людей, особенно при «мероприятиях» столь интимного характера, и зажал кнопку на фотоаппарате, хорошая получилась экспозиция, можно приступать. – Покажи, насколько ты этого хочешь, – не озвучил мысль, выбирая, откуда дать старт фотосессии: низкий подоконник около окна, диван, подушки с него убрать, раскидать по полу, несомненно, позже… пожалуй, пусть будет лестница. – Хорошо, – согласился не без налёта улыбки. – Мы обязательно доберемся до самых вкусных образов и поз, – проговорил негромко. – Остановишь ли меня?.. – …и толика вызова играла в голосе, на самом деле опасаться домогательств не стоило, разве что терпеть иногда касания, осторожные и скромные касания, во имя привнесения завершающих штрихов, дабы ни один изъян не испортил композицию.
Расположись на последних ступенях, сядь, – приказной тон тончайшей нитью проскользнул, приглашающие ноты напрочь отсутствовали, хоть и мягкость никуда не исчезла, она, скорее, теперь шелковыми путами стягивала. – Или приляг, – Вель, казалось, пошёл за Теей, ан нет, их дорожки разошлись чуть, и приближаться он не стал и не планировал, около пары метров между ними, не меньше. – Оголи плечико, – произнёс далее, опускаясь на корточки, хотя, всё-таки на одно колено припал, внимание переметнулось к отвороту рубашки, перетекло к означенной зоне, демон взглядом – настолько тот ощутим, невзирая на то, что уложился его путь в непродолжительные мгновения – словно раздевал. – Ножки. Хочу видеть ножки и бедра, максимально убери ткань оттуда, – взвесью в обманчиво-ненавязчивом контроле оседало искушение, парень удерживал фотоаппарат пока ниже линии собственных глаз. – Дай мне, – повеление – пронизало его эфемерным призраком почти неуловимое собственническое чувство – облачалось в иллюзию просьбы, – нежность и стервозность, – добавил метаморф, понимая, что понятия взаимоисключающие в определенной мере, но в том и дело, лишь в определенной, и то, сомнительной, он приподнял фотоаппарат, раздался щелчок, за тем следующий, потом ещё два или три, слившихся в серию.
Замечаешь перемены? Реагируешь по-другому, этим и меняешь, соответственно, моё восприятие. Изменения такие глубокие?.. Организм перестроен полностью на генетическом уровне… вплоть до особенностей, присущих исключительно женщинам?..Хм, – вдруг задумался, зацепившись за глубину преобразований тела, отвёл немного вниз фотокамеру. – Люди устроены так, что половые различия появляются в результате воздействия гормонов в ходе развития эмбриона, который изначально обладает двумя наборами генов. Сознательно осуществляет ли сложнейший процесс она, вытаскивает ли память из клеток тела, проецируя её на процесс?..

+1

10

[AVA]http://f4.s.qip.ru/CkKxLxNA.jpg[/AVA]Тея прикусила краешек губы, скромненько отводя взгляд в сторону. Угадал, но ничего от того не меняется, ведь согласился, значит поведает. Тем более видно, что ему в удовольствие, так почему бы процессом не насладиться совместно. Вновь лёгкое возбуждение невесомой волной по телу прокатывается, в пору начать дышать тяжеловато, прерывисто. Нет, обойдётесь, до этого ещё ой как далеко. Это просто азарт. И подстёгивающий его вопрос. А и правда, остановит или нет? Хотелось бы с уверенностью сказать, что нет. Тее нечего стесняться, она... не умеет. Но какая-то странная реакция на взгляд Веля там, в комнате, очень сильно пошатнула эту уверенность. Это ведь всего лишь взгляд, нет в нем ничего такого, что могло бы смутить, однако... Вот от того губку досадливо и прикусывает, что не может понять, как так выходит, словно тело само реагирует, в обход разума, плохо-плохо, контроль за ситуацией ускользает.
Прошла, куда указывал, легкие движения, плавные, словно не весит она ничего. Да ладно, в ней и в самом деле веса, как в цыплёнке, легкая, словно бумажная, но это к делу не относится. Послушна - видимость, внутри лёгкий бунт. Возмущение, неповиновение, придушенные силой воли. И лёгкий трепет от того, что контролирует ситуацию... и не контролирует одновременно. Небрежным движением плеча позволила ткани с него соскользнуть, рубашка большая ведь, так и норовит съехать в сторону, ей лишь чуть помоги. Губы вновь дрогнули, чуть приоткрывшись, взгляд скользит по коже, почти ощутимый. Желание откинуть голову и прикрыть глаза мешается с желанием встать, стукнуть этого демона-искусителя по макушке и послать всё к черту. Вспыхивает с новой силой азарт в глазах, до чего всё это доведёт? Лю-бо-пы-но-о-о-о... Коротко облизнула губки кончиком языка, меняя несколько положение тела на лесенке, позволяя ткани рубашки задраться, оголяя бёдра. Не так как он хотел, а лишь едва, а затем провела рукой по бедру, едва касаясь кожи пальчиками, зацепила край рубашки, приподнимая его выше, теперь как нужно демону. Вызывающий взгляд, и покорная милая улыбка, тут же ресницами прячет огонёк бунтарства, прикрыв глаза, опустив взгляд скромненько вниз, словно застеснялась. Ага, сейчас, улыбочка то совсем не смущенная, предвкушающая такая, вопрос ведь такой интересный он задал. Тихо хмыкнула, вновь подняла на него взгляд.
- Если скажу, что не замечаю, совру, - конечно замечает! Она и справиться то с ними не может, не придала значения обыкновеннейшей... химии. А теперь вот пытается держать под контролем разбушевавшиеся гормоны. У Тея, чтоб ему там во сне икалось, это получалось настолько филигранно, что никогда не составляло никаких проблем, он даже свой процесс взросления заставил замереть где-то на одном моменте, пока в это не вмешался Алькано, после этого мальчишка позволил этому этапу идти, как и положено. А у Тёмного это никогда не получалось в должной мере, ему лучше давались именно те изменения, которые происходили на физическом уровне, те... что вызывали боль. Какая ирония. Вздохнула, прикрыв глаза, сейчас была беспомощна перед своим собственным организмом. - Да, сейчас настолько глубокие, - и согласие и легкое возмущение, - Если бы произошли лишь внешние изменения, необходимо было бы поддерживать "форму" при помощи магии, это приличные затраты. Легкие косметические изменения, что происходили до этого, ничего не затрагивали. Они не столь затратны, потому не составляет труда их поддерживать при помощи магии. - Согласилась, что сейчас (уже почти) она девушка от и до. Что это была за странная пауза в конце предложения? Она настораживала. Восприятие окружающего практически полностью изменилось. Так быстро!
- Подозреваю, что дело именно в теле. Раньше этот образ я использовала исключительно будучи духом. Там не нужно было заморачиваться по поводу генетики и прочей мишуры, просто придавалась форма... Не происходило никаких внутренних изменений. И от того восприятие не менялось. Точнее менялось, но очень медленно.
Тея с подозрением посмотрела на мужчину. "Ты знал! Черт тебя возьми! Ты! Знал! Ах ты ж морда хитрая!" - Усмехнулась, вновь гордо вздернув носик вверх. Это ничего не меняет! Или она не покажет виду. Потому что сейчас уже воспринимала его исключительно как привлекательного мужчину с позиции беззащитной девушки. Девушки! А не парня. И если едва превратившись это было скорее инстинктивно, то сейчас она это осознала и внутри всё слегка похолодело. Она явственно ощущала, что её тянет к нему, хочется быть с ним рядом, слышать его голос, эти повелительные нотки в нём. И даже возмущаясь внутренне, выполнять то, что он... просит, хоть просьбы и похожи на повеления, они остаются просьбами, она в любой момент вправе отказаться их выполнять. Но... не хочет! Краска вновь прилила к щекам. Вот теперь она смутилась на самом деле.

Отредактировано Theias (2016-07-23 20:51:58)

+1

11

Ограниченная пластичность генетического кода, – это то, что описывал Темный: промежуточные «состояния» требовали магического вмешательства, потому что организм человека не рассчитан на абсолютно любую метаморфозу, наверное, вследствие таковой нарушалось его функционирование, что приводило в действие обыкновенный защитный механизм, поэтому приходилось поддерживать тело в «неправильном состоянии», подвешивая незавершенное плетение, не имевшее формы, оно тянуло энергию. – Скорее всего, процесс сознательно не контролируется, – так как вступала в силу магия, вероятно, бравшая всё-таки слепок позабытых, неиспользованных и неиспользуемых параметров из памяти клеток. – Иначе перевоплощение выглядело бы не таким в эмоционально-психическом спектре.
Вель почти кивнул, но более этого одобрительно-покровительственная улыбка говорила о том, что он согласен с подозрениями Теи, то есть они в принципе верны: дело в теле, причем именно в тех самых изменениях на глубоком уровне, женщины устроены… по-другому.
Пол физической оболочки влияет не только на восприятие. Мышление тоже искажается под стать. При том при всем личность в отношении сущностного «Я» остаётся неизменной: например, характер прежний вплоть до привычных моделей поведения… с погрешностью на деформацию сознания, – взгляд, гулявший по открытым ножкам, добрался до линии ткани и пальчиков девушки, следуя по самым соблазнительным изгибам тела, перетёк к личику той; мазнувшие по её скулам естественные румяна не остались незамеченными, нашли свой отклик в глазах демона, хищно сузившихся. – Мне это знакомо, – добавил тише, не скрывая, он действительно знал кое-какие занятные «нюансы», не избежать их возникновения при подобных шалостях, однако, будучи вовсе не человеком и не похожим на этих созданий мира за гранью, понятия не имел, насколько идентичны или различны процессы… до этого дня.
Закинь одну ножку на вторую, – вдруг вновь вернулся к маленькой игре, коснулся пальцами пола, оттолкнулся от него и подался ближе, сократив дистанцию до крайне интересного расстояния, вскидывая фотоаппарат, ладонью придержал ступню белокурой богини – скользящее прикосновение, ненавязчивое, легкое – и склонился к ней, казалось, оставит поцелуй, но нет, лишь след дыхания пролёг по коже, – позволения на ласки не дано и не получено, – метаморф, не глядя в видоискатель, разумеется, зажал кнопку ровно в тот момент. – Не контролируешь это?.. – …едва слышный вопрос сорвался с уст парня, напоминал утверждение, – вальсировало то на грани любопытства и уверенности, – и вряд ли нуждался в уточнении, что именно пряталось под словом «это». – Эй-эй, не пинай меня, – полыхнули странные огоньки в янтаре глаз, утонуло возмущение в бархате голоса, спокойное и приглушенное властными нотами, отчетливее прозвучавшими, рассыпался в теплом кратком беззвучии непринужденный смех, будто произошло нечто и правда милое и забавное, а Вель меж тем не удерживал ножку Теи, отпрянул назад, поднимаясь, и шагнул неожиданно к ней. – Подожди, – прошептал, опираясь на перила, ступив на ступеньку рядом с бунтаркой и нависая над той, сделал ещё несколько кадров, просто-напросто ловя мгновения, представлявшие собою реакцию на столь провокационную позицию, несшую привкус невинного доминирования. – Аппетитно.
Переместимся к дивану, – отчасти задумчиво – наваждение – задал новое направление, отступив назад и… не развернувшись, как и не отдалившись от девушки на много: стоило ей двинуться навстречу, как и он, словно сдаваясь под наступлением, совершил шаг, другой, за ним следующий… и опять шаг. – Поиграем с подушками, – пока не приостановился около дивана, он смёл с него небольшие подушки, их четыре. – На колени, – бросил демон, всего пару слов пропитала толика нежной надменности, растворяясь сладким повелительным налётом. – Сними рубашку. Не спеши, – говорил, отходя, после опускаясь на пол, сел, играла на приоткрытых губах улыбка, храня томное ожидание, несомненно, спорная ситуация с восприятием разрешилась, метаморф видел перед собою не мальчишку, и маловероятно, будто Темный пытался вернуться к иному положению вещей для самого себя. – Используй одну подушку, не обязательно ею прикрывать вкусные места, – только одну, швырнёшь её в меня, останешься полностью обнаженной, – он медленно повёл рукой, которой держал фотокамеру, но не поднёс близко к лицу, потому что рано, хотя, чуть надавливал на кнопку, аппарат тихонько жужжал, ловил точки фокуса, во всяком случае, важно то, что фотограф ни одно движение не упускал.
Хм-м, – протянул Вель… зловеще больно уж. – Получается, изменения такой глубины подразумевают и формирование яйцеклетки? И через месяц… кровотечение? Если будешь находиться в облике женщины, – продолжил, понизив голос, спрашивал и не испытывал неловкости никакой, – ни стыда, ни совести, – сознавал, насколько интимную поднял тему. – Я прав?Или не прав?И беременность возможна?..

+1

12

[AVA]http://f2.s.qip.ru/f35S7mKk.jpg[/AVA]Кожа горела там, где её касался взгляд демона, губки вновь приоткрылись, едва не выпустив на волю тихий стон. Этот взгляд - это пытка! Это заводило похлеще прикосновений. Тихий вздох, короткий, чтоб не заметно было, как пытается вновь взять под контроль реакции своего тела. Легкое удивление несколько помогло отвлечься. Знакомо? Но тут же пропало, сменившись пониманием. Точно, он же тоже может изменять пол, и если духу не изменяла память, то от главенствующей личности триединого (слово-то какое, в пору рассмеяться) не зависело это. Понимающе улыбнулась. Вот только зачем тогда расспрашивать, раз и так знает? Либо отличия существуют, либо это попытка навести Тею на понимание чего-то, чего она пока не понимает. Нет, глупости. Он просто изучает. Да, точно, научный интерес. Возбуждение спало, она почувствовала себя сейчас несколько неуютно под этим изучающим взглядом.
На время прервался с утолением любопытства, вновь вернувшись к тому, что Тее нравилось больше, чем эти хирургически-точные вопросы. Легкое возмущение во взгляде, эй, кто-то говорил, что не будет руки распускать! Подался ближе, глаза девушки распахнулись шире, возмущение сменилось недоумением и ожиданием прикосновений. Но в душе скорее царило удивление, почти на грани разочарования, которое рассыпалось пеплом, не успев завладеть чувствами. Он не нарушил слова, но теперь в душе поселилась досада. Неужели и правда без её дозволения он не переступит грани тонкой до безумия, щекочущего нервы? Усмехнулась, усмешка вышла горькой, сейчас чувствовала себя игрушкой. Губы кривились в подобии улыбки. Дёрнула ногой, намереваясь отпихнуть демона от себя.
- Ты слишком близко, - она чуть прищурила глаза, ни раздражения, ни недовольства. Но он и правда слишком... - Я не умею, был бы Тейас, думаю, не изменилось бы вообще ничего. Он умеет держать все эти биохимические процессы под жестким контролем. Если пожелает, конечно. С появлением в нашей жизни... вас, он прекратил за этим следить. Он желает меняться. Становиться... лучше? Сильнее. Не знаю, куда уж ему... - лёгкие нотки зависти мелькнули в голосе и пропали, будто не было.
Взгляд вспыхнул легкой злостью, нет, скорее раздражением, когда он вновь приблизился к ней, не смотря на её предупреждение. Однако всё же замерла в ожидании, он снова что-то придумал, и было любопытно, что на этот раз. Но возмущенное недовольство всё равно оставалось и в позе и во взгляде. Едва демон отпрянул назад, гнев сменился на милость. Она легко, непринужденно, поднялась с лесенки, не озаботившись тем, что нужно оправить рубашку, та сползла по ноге вниз сама через какой-то шаг. Не замедляла движения, очень хотелось, чтоб поторопился и оступился, снова азарт завладел мыслями и чувствами. Но, к сожалению, ловкий змий был слишком... ловок. Не оступился, не врезался в столик, не запнулся о ковёр, эх, досадно. Подушки, которые были назначены следующим атрибутом, были скинуты мужчиной на пол... И от последовавшей за этим фразы, румянец вновь мазнул по скулам девушки. Но не смущение то было, а возмущение, что за тон?! Впрочем, быть может ей так казалось в призме её восприятия, любое указание, содержавшее хоть намёк на повелительный тон, вызывало возмущение, стремление отказаться подчиняться. Ноздри затрепетали, голова горделиво поднята, королева на трон восходит, а не простая девчонка опускается на пол. Даже сидя на полу, умудрялась делать такой взгляд, будто смотрит сверху вниз. Она и не торопилась, величаво разоблачаясь. Плавным движением руки отшвырнула рубашку в сторону мужчины, та немного не долетела, упала совсем рядом с ним. Тея не смущается, и не собирается прятаться. Это тело создано для того, чтобы им любовались, так вот сиди там и облизывайся. Вызывающая улыбка, томный взгляд. Этого хотел? Наслаждайся. Притянула подушку к себе, растянулась на ковре, изогнувшись кошкой, оперевшись о подушку локтем, свесив расслабленно кисть руки. Другой же оперлась о пол, точнее едва лишь касалась его пальцами, сохраняя тем самым воздушное, зыбкое равновесие.
Первый вопрос не вызвал никаких эмоций, Тея лишь безразлично подтвердила, кивнув и хмыкнув утвердительно. Но вот дальнейшее развитие этой темы породило взрыв возмущения, который был неожидан даже для самой девушки.
- Какого чёрта?! Что за вопросы? - Слитным движением села, хватая подушку, которая была ближайшей под рукой, и швыряя её в Веля. Она полетела по странной траектории, вильнула в сторону и шлёпнулась рядом с демоном. Глаза девушки сначала неверяще распахнулись, затем в них вспыхнула злость, от досады, что на таком, в общем-то, небольшом расстоянии умудрилась промахнуться, схватила вторую подушку, привстала на коленях, швырнула её, попала, но не туда куда метила, всего лишь в область живота. Тут же потянулась сразу за оставшимися двумя.
- На кой черт эти нелепые уточнения?! Что, мозгами пошевелить сам... - бросила одну подушку левой рукой, и следом другую правой, первая цели не достигла, Вель от неё отмахнулся, зато вторая прилетела аккурат ему в наглую физиономию, - ... не можешь!? Конечно, блин, возможна! - Что попала, наконец, хоть не с первого раза, вызвало легкое удовлетворение, которое тут же пропало, потому что... это была ведь лишь подушка, какой от неё вред? Ещё и ухмыляется сидит! - Придурок, - Тея возмущенно засопела, оглядываясь вокруг, чем бы ещё зашвырнуть в этого нахала и ближайшее, что подвернулось под руку, это стеклянная конфетница, пустая на данный момент. Не думая, что творит, схватила посудину и запустила ею в Веля, по той же траектории, что и последней подушкой, правда делая поправку на вес, скорее инстинктивно. Вообще-то она ожидала, что он среагирует, ведь у него же нечеловеческая скорость реакции, что увернется, или закроется одной из тех же подушек, что валялись рядом. Но она никак не ожидала, что... попадет. Её глаза в мгновение округлились от испуга, она зажала рот руками, чтобы не вскрикнуть, потому что испуганный вскрик так и рвался из груди. От вида крови, у неё задрожали руки, а дыхание перехватило.
- Ох... - тихо выдохнула она, тут же кидаясь к мужчине. - Вель, - ласково и виновато до глубины души, - прости... - преодолев несколько шагов, разделявших их, она села рядом с ним на колени, протянула руку к ране, точнее чуть ниже, едва заметно коснулась кожи, пачкая кончики пальцев в крови.
- Прости, - снова пролепетала она. Плевать на эту его безумную регенерацию, и что травма несерьезна. Но Тея причинила ему боль... И теперь чувствовала себя очень виноватой. Привстала немного, потянулась к мужчине, легонько, нежно, тепло коснулась губами его лба, словно это могло как-то уменьшить боль, или загладить вину. Прильнула к нему, обнимая одной рукой за шею и пряча лицо на его груди.
- Прости, - зажмурилась, так болезненно сжималось сердце, что хотелось кусать губы в кровь, лишь бы отвлечься от этой боли.

Отредактировано Theias (2016-07-24 13:00:37)

+1

13

Совратительница, – любовался, наслаждался взаимно разыгрываемым шоу, нервы щекотало ласковым бризом возбуждение, в конце концов, гормональный фон не претерпел никаких изменений с последней настройки, соответствовал тому, который и присущ мужчине, неважно, что существовала возможность отрегулировать его, нет-нет, иначе удовольствие, замешанное на эмоциях и чувствах, стушуется, определенно «нет»; он приподнял фотоаппарат на уровень глаз, поймал мгновение, зажимая кнопку сильнее, запечатлел незавершенное за секунду до статичного движение, после задействовал приближение, чисто автоматически дотронувшись пальцем до регулятора того, и память камеры пополнилась парой макрофотографий притягивавших взгляд участков тела.
Хочу знать, а не предполагать. Предо……хранение, – Вель прикусил язык, точнее допустил паузу, едва несколько не то слово не вставив и тем самым не выдав мысль, ведь за нею скрывались нескромные фантазии, действительно, лишь фантазии, иные варианты и недоступны, и нахмурился на какой-то миг, равнодушно глянув на полетевшую в него подушку, мимо, – …сторожность не помешает, – оттенок шутки присутствовал, беспокоиться об угрозе беременности от пришельца не было нужды, реальна та только при определенных условиях, между тем второй мягкий снаряд нашёл цель, парень рассмеялся, отвёл руку с фотоаппаратом в сторону, чья-то меткость явно страдала. – Лично для меня, – уточнения не столь нелепы, он поймал третью подушку, опустил её на пол, – это не так и очевидно, – четвертую проигнорировал, мелькнула в изгибе губ улыбка, не страшен бросок, разве что заткнул ненадолго, повлёк за собою лукавое веселье, и, главное, ответ желтоглазый наглец заполучил, теперь любопытно кое-что другое: что же станет с плодом в чреве при обратной метаморфозе в особь противоположного пола?.. – хотя, конечно, догадаться нетрудно: произойдёт разрушение лишних тканей, переработка, изменение, так как будущее дитя не отдельный организм на той стадии.
Скажи ещё, экспериментальная проверка безопаснее безобидного вопроса, – негромко заметил метаморф, видел, как Тея дотянулась до конфетницы на журнальном столе, не насторожился и не напрягся ничуть, не защитился и не уклонился, удивленный тем, что она сотворила следом, вообще-то скорость реакции выше человеческой не намного без внесения усовершенствований, – нет, не причина, – успел бы предотвратить попадание, не захотел. Удар в лоб отозвался неприятной болью до легкой дезориентации в пространстве и потери четкости зрения на долю секунды, не дольше, рассёк кожу. Кровь неспешно засочилась из раны, стекая к линии брови. Может, повреждена кость, не разобрать, ощущения слились в болезненный пульс. – Ладно, ваза – неплохое орудие для нанесения черепно-мозговой травмы, – демон скривился, поставив фотокамеру на пол, чуть прищурив один глаз и прикрыв его всё-таки, испуг девушки привёл в некоторое изумление, он беззвучно усмехнулся, отчасти по-детски и немножечко виновато, вынудил непокорного – и тем не менее послушного – ангела встревожиться, не ожидал этого.
Заживёт, – уже почти зажило, – ни злости, ни раздражения, ни недовольства во взгляде, прикованном к ней, обманчивой пеленою в том смирение с положением побежденного, Вель принял – не отстранился и не отмахнулся – заботу, внимание помимо воли переметнулось к вздымающейся груди, пикантным округлостям. – Всё в порядке, – добавил, прошелестев тепло не без насмешливых нот, приоткрывая ранее зажмуренный глаз, и приобнял Тею, касаясь пальцами обнаженной спины, скользя… и лишь затем останавливая движение, ладонь замерла на середине меж лопатками. – Складывается впечатление, тебе больнее сейчас, чем было мне, – не повышая голоса, проговорил, чувствовал темноту, исходившую от создания в объятиях, не понимал до конца причин сильных переживаний, играла ли ведущую роль фобия, примешивалось ли нечто ещё к страху. – Почему?.. – последовал вопрос, парень коснулся другой рукой подбородка девушки, заставляя – или, скорее, безмолвно прося – поднять личико к его лицу, посмотреть на него. – Не вини себя. Хорошо?..Возбуждаешь беззащитностью цветка с шипами, находишься слишком близко.А если я тебя за попу ущипну? – заломил бровь, интонации полыхнули игривыми и возмущенными искрами, он не замедлил воплотить месть в реальность, пальцы съехали вдоль позвоночника вниз, и правда, ущипнул, хитро оскалился, новым коротким прикосновением словно забрал невесомый жар и покраснение, иллюзия, кожа сама пришла в нормальное состояние, совпадение.
Хочу возобновить наше занятие, – вкрадчиво произнёс метаморф, выразил не просто желание, оно не подлежало обсуждению, не подразумевало возражений, нечаянное незримое давление требовало подчинения, изящно танцевало в нём. – Пока ты не совратила меня окончательно при таком расстоянии, – мысль мыслью, а лизнула краешек сознания острым лезвием, демон тыльной стороной ладони стёр кровь со лба, размазав её, конечно, по большей части, сие не имело значения.
Не вставай, – придержал – не физически – словом. – Ты – кошка, маленькая пантера, – дал направление-образ, отклоняя голову назад и к плечу, прищуривая глаза, перед внутренним взором предстала лакомая картина, чертово дыхание незаметно – внешне незаметно, а вот обладателю его вполне так явственной отдачей служило, достаточно четко ощущал собственное тело – потяжелело, он потянулся за фотоаппаратом. – Твоя цель – диван, заберись на него, – не издевался, не изображал того, кому позволено всё, только рассказывал о том, что хочет увидеть, запомнить. – Обернись, тебе не нравится такое обращение… или такие взгляды, – упираясь одной рукой в пол, вскинул камеру, поймал фокус, – и чем не хищница эта ласковая бестия?.. – память пополнилась несколькими кадрами подряд вплоть до очередного гордого и милого шага вперёд. – Потянись, выгни спинку, – стоило Тее очутиться на диване, заговорил вновь, отвлекся на мгновение, подушки теперь не могли спрятать кое-чего, завалявшегося в уголке ложа, черт, привлекательный атрибут, чтобы разнообразить фотосессию элементом, ха-ах, связывания, там валялся ремень; Вель поменял позу, привстал, делая который уж снимок.
Те-ея, – впервые он произнёс её имя, едва ли не гипнотизирующей мелодией оно прозвучало. – Какое применение должно быть во-он у той вещицы?У длинной полосы черной кожи. Здесь. Сейчас.Поведай. Опиши. Хочешь?..Лишу тебя свободы тех или иных движений? Или. Подчинюсь тебе? Уступлю твоим фантазиям? Они местами, смею предположить, вероятно, совпадают с моими.

+1

14

[AVA]http://f3.s.qip.ru/HrElGgwU.jpg[/AVA]"Предосторожность ему, эксперементальные проверки! У-у-у! Идиот!" - Не смотря на испуг, вину и боль, внутри искрилось возмущение, оно вызывало лёгкую внутреннюю дрожь, колючими лапками пробегающую по позвоночнику. Особенно сейчас, когда спины касается рука, когда заставляет поднять лицо, когда задаёт очередной идиотский вопрос. Почему? "Потому что боюсь, что последние мозги отшибла, и ты перестанешь задавать эти идиотские вопросы! - На скулах вспыхнул лёгкий румянец, на сей раз он являл собой отражение возмущения, которое и в глазах девушки явственно читалось. На самом деле она и сама не знала ответа на этот вопрос, все причины, что вертелись сейчас в голове были лишь объяснениями, оговорками, и озвучить она их не решалась, потому что их легко можно оспорить, особенно легко это может сделать он. Ещё потом возомнит о себе невесть что! Она чуть нахмурилась, сбитая с толку очередным заявлением, она ведь сейчас и правда пыталась найти причину своей реакции, но не могла понять и это злило слегка, а тут ещё Вель прис-с-стает!
- Ауч! - оттолкнулась от его груди ладонями, подаваясь назад, вырываясь из миражных объятий. Вновь возмущение преобладало над всеми остальными её чувствами. И это радовало! Ей нравилось, что он вызывает у неё возмущение, потому, когда предложил то, с чем дала себе слово соглашаться, почти физическое удовольствие испытывала от происходившей в тот момент внутренней борьбы. Хотелось послать его далеко-о-о и надолго со всей этой его соблазнительной затеей. Он вообще то соображает насколько пошло всё это выглядит? Насколько пошло и... возбуждающе! Снова недовольно выдохнула воздух, успокаивая вздыбившиеся эмоции, которые ударяли в голову, похожие на игристое вино. Осталась, подчиняясь просьбе вновь. Посмотрела на своего мучителя чистыми-чистыми синими глазами, усмирив в себе гнев и гордыню, ожидая дальнейших распоряжений, кои не заставили себя ждать. Чуть хитровато улыбнулась и неуловимо совсем изменила позу, оставалась сидеть, но чуть выгнула спинку, слегка наклонилась вперед. Подняла к губам испачканные в его крови, кончиком языка облизала пальчики. "Хм, какой знакомый... вкус," - и то верно, уже доводилось ведь... Тею пробовать на вкус кровь Алькано. Вновь на щеках легкий румянец, а волосы на затылке шевелятся, становясь дыбом, в воспоминаниях вкус... не только крови ведь. Чуть прищурилась, посомтрела на Веля внимательно. Нет. Даже думать забудь. Не бывать этому.
Потянулась вперед руками, словно лапками, когда кошки потягиваются ноготочками по ковру провела, "перетекла" вперед, перебралась поближе к дивану, обернулась, мысленно уже расцарапав это милое личико. Не отрицала, что симпатичен, и отрицала, что притягателен. От того пробуждалась агрессия, желание причинить вред, чтобы двоякость эта лопнула мыльным пузырём. Чтобы только одно что-то осталось. Желательно - ненависть. Нельзя ей ни к кому привязываться, добром это не кончится. Качнула головой неопределенно. Нравится или нет тоже не могла понять. Если бы это был не он, могла бы сразу дать ответ - не нравится, ненавидит просто, до бешенства это доводит, до желания убить, причинить боль, много боли, много вкусной чужой боли. Но! Если бы это был не он! Отвернулась стискивая зубы, ища взглядом то, о чём он говорит. И задохнулась! От переполняющего её возмущения и... чёрт побери, как называется это чувство, когда сквозь пол охота провалиться?! Схватила ремень, резко обернулась, гневным взглядом сверля мужчину и стискивая ремень так, что ногти в кожу ладони впивались.
- Да ты похоже действительно рехнулся. С вазой я, видимо, переборщила. Совсем мозги порастерял? Да что за мысли в твоей голове вообще образуются?! Чего добиваешься? - Плохая была идея затевать эту фотосессию, теперь она поняла это. Свесила ноги с дивана, неторопливо встала, не выпуская ремень из руки. - Хочешь знать чего я хочу? - Протянула задумчиво, почти мечтательно глядя на демона, - Ты точно уверен, что знать хочешь? Потому что это тебе вряд ли понравится. - Несколько ленивых шагов в его сторону, взгляд становится зловещим, впрочем, как и улыбка, что вновь появляется на её губах. И как она могла подумать, что не хочет причинять ему боль, как могла испугаться, что причинила её ему, как ощутила горькое чувство вины? Это же просто невозможно по определению, не зависимо от того, кто перед ней. Все, кто рядом - жертвы. К жертвам не испытывают жалости, перед жертвами не чувствуют вины. Несколько капель крови разбудили жажду, которую лет шестнадцать назад пришлось усыпить, дабы была возможность стать тем, кем и чем стал. Соблазнение не попытка завлечь в постель. Соблазнение это ловушка, способ охоты. Весьма эффективный что 500 лет назад, что сейчас. Чуть склонила голову к плечу.
- Крови хочу, - легко призналась, чего таить то? - А ещё фоном ко вкусу: разделочный стол, инструменты пыток, ремни и цепи. Боль и страх. - Вовсе не попытка испугать, он хотел знать, чего она хочет, она сказала. - Согласен исполнить моё желание? - Конечно нет! Как минимум последние два пункта вообще не в его компетенции, даже смешно! Ещё шаг сделала, вроде ближе подходя, а нет, наклонилась, подцепила с пола рубашку, закинула на плечо, удерживая небрежно двумя пальцами.
- Надоело. Устала и есть хочу.
"А ещё я хочу в ванную с пеной и ароматным маслом, и массаж хочу, тело хоть и изменилось, а мышцы всё одно ноют, хоть бы что им." - Но это уже не столь существенно, потому виделось капризами. Как там сказал Тей, принцесса, только не капризная? Так она, что, хуже что ли?

+1

15

Малышка с ремнём в руках – это контрольный выстрел в голову, – демон шумно выдохнул, кривя губы в обаятельно-пошлой улыбке, подавил импульс облизнуться, ничуть не тревожил гневный блеск глаз девушки, он брал от ситуации всё, – какой кадр, черт возьми, – пользовался ею, – красиво, сексуально, стервозно… до эстетического оргазма, вкусно.
Любуюсь тобой, – мои мысли относительно невинны, – узнаю́ тебя, – листаю, словно книгу, – ничего конкретного не добивался, лишь интересовался, немного одержимый удовольствием созерцания эмоционально-чувственной отдачи Теи, испытывал ненормальное – наверное, ненормальное – наслаждение, удерживая призрачный, казавшийся мнимым, и реальный, им и являвшийся, контроль над созданием, таким похожим созданием, подчинявшимся и противившимся. – Хочу, – негромко проговорил, не взирал на категории «нравится» и «не нравится», они слишком абстрактны, он не поднялся, оставаясь на коленях перед обнаженным белокурым ангелом, однако взгляд, прикованный к синим глазам, невозможно назвать «снизу вверх», впрочем, и обратное положение было бы неверным, свысока не смотрел: я подчинюсь тебе, если пожелаю того, – такую же свободу дал он и своей модели, не ограничивал и не принуждал. – Кровь? Арсенал пыточных дел мастера? Боль и страх? – улыбка Веля не побледнела, приобрела оттенок торжества и сумасшествия не без нот хитринок, перед внутренним взором полыхнули образы из далекого и не столь далекого прошлого, – они так похожи, что это приводит в легкое бешенство, – иронично, побывал и в роли палача, и в роли жертвы, последнее делалось для дела, боль он не любил, хоть и не боялся той, она постоянно рядом от самого рождения шаг за шагом следует за ним. – Почему нет? – сложилось неявное согласие в вопрос, соблазнительница не уточнила, чьих страданий желает, метаморф почти уверен, она не сможет – нет-нет, неправильное сочетание слов, вернее «не захочет» – причинить те ему, а вот под иным предлогом он не против оказаться скованным юной – внешне, понятно, что дух едва ли не ровесник желтоглазой твари, им обоим не одна сотня лет – охотницей. – Исполню, – моя, – королева, – красных, – сердец, – подарю тебе развлечение. – Отложим это милое мероприятие на «чуть позже», – не тая частью жутковато-сладкой усмешки, неторопливо выпрямился, вставая, лишь мельком глянув на разбросанные подушки, – пусть валяются, – и вазу на одной из них, чудом туда приземлившуюся, и, как угодно, поставлена точка в надоевшем занятии, демон выключил фотоаппарат и положил его на ближайшую поверхность, ненадолго отвлекся от девушки.
Всё будет, – и отдых, и пища, и веселье, – и вернулся к ней буквально несколько секунд спустя, склонившись и подхватив её пальчики, поднёс их к губам, оставив на них непорочный поцелуй, одновременно потянув обладательницу тех к лестнице. – Поваляйся сначала в ванне, но перед её принятием сделаю тебе массаж, – доктор я или не доктор, в конце концов, – добавил тише, Велю хорошо известно, где находятся биологически активные точки на человеческом теле, как и обращение с ними не секрет: экстаз, боль, паралич, сон, кома, обманчивые ощущения, смерть, поэтому доверившийся ему – всё равно что кукла на веревочках в его руках; он первым зашёл в ванную комнату, ослабив хватку, выпустив хрупкие пальчики из своей ладони, и включил воду, опустившись на бортик ванны, не собирался раздеваться, конечно, не составит компанию в столь интимной близости.
Забирайся внутрь и садись ко мне спиной, точно так же, как сижу я сейчас, – то есть просил на дно поставить исключительно ножки; и меж тем, дожидаясь Тею, глянул на ряд бутылочек, баночек, их содержимое не должно бы его волновать, ан нет, выдвинул сосуд с маслом гардении, остальные средства оставил без внимания, букет ароматов, непременно складывавшийся из запахов гелей и пен, шампуней и прочей косметики, не всегда приятен. – Знаешь, что такое «акупунктура»? Вижу, знаешь, – рассмеялся непринужденно он, понимая, почему кое-кто явно не в восторге, ведь иглоукалывание подразумевает наличие боли. – Никаких игл, существует другой метод, – пошевелил пальцами, – который японцы называют «шиацу», – тебе понравится, – поднялся с бортика, сходил за стулом – туда обычно кто-нибудь кидал полотенца или одежду, ныне он пустовал – и поставил его около ванны, садясь за спиной девушки, потянулся за флаконом с маслом. – Мне казалось, умеешь контролировать состояние мышечных тканей, – задумчиво произнёс метаморф, полагал, что это возможно; он наклонил сосуд, приоткрыв, выливая темно-золотистую густую жидкость на тело, касаясь кожи свободной рукой, размазывая смесь, дабы не стекала в самый-самый низ. Отставил флакон, присоединил к действу – оно пока ничем не напоминало акупрессуру – вторую ладонь, втирая масло, медленно спустился и до уровня талии, завершая круговые движения на ягодицах, никаких намёков на приставания, разве что теплую нежность за них считать, и то, сомнительное сравнение. А теперь можно приступить к обещанному массажу. Кончики пальцев легли на параллельные друг другу точки немногим выше лопаток с обеих сторон, сползая бледными прикосновения от одной зоны к следующей. Давление не слабое и не сильное лавировало на нечеткой грани, Вель чувствовал, насколько ярко реагирует тело, оно словно податливая живая глина; руки двигались вдоль позвоночника, находили, не делая ни одной ошибки, нужные точки. Переходя же к поясничной области, демон со стула переместился на пол, встал на колени, лечение на этой стадии не подходило, вопреки, наверное, ожиданиям, к концу.
Ложись, – скоро шепнул он, выпрямляясь, вновь садясь, ванна к тому времени наполнилась давным-давно, и девушка на своё усмотрение могла добавить туда тех средств, каких только душа её пожелает, не следил за этим. – Вытяни ножку, – одну, позже и другую, парень отодвинулся к краю ванны, смыкая пальцы на ступне Теи, приступая к последнему этапу «мучений» отзывчивого тела, при том при всем массаж направлен не на расслабление, он приводил системы организма в порядок, тонизировал, ведь целью его было не усыпление или подготовка ко сну.
Пойдём в ресторан, не против?.. – заканчивая целительные манипуляции, отпуская уже вторую ножку, вдруг спросил, перспектива приготовления завтрака не вдохновляла совсем, интереснее и привлекательнее пригласить красавицу на свидание, однако, куда именно увлечь едва ли не сестру, – знал, что ей понравится, несомненно, место то обязано стать сценой какого-нибудь шоу, – не определился толком, а ресторан – элемент почти любого заведения. – Расслабляйся, тоже озабочусь водными процедурами, – поднявшись, направился на выход из ванной, так как душевая кабина находилась на первом уровне квартиры.
Таки, найди кого-нибудь, положи его на стол в заброшенной психиатрической больнице, закрепи и приготовь инструментарий. Разрешаю принять тебе человеческий облик. После полудня займись, даю тебе два часа на распоряжение новой формой, – обратился мысленно к хранителю дома. – Сделаю, хозяин, – откликнулся тот послушно, довольный порцией брошенной ему маны, словно кости радовался голодный пёс.
Спустившись, метаморф зашёл в ванную комнату, стянул штаны и приостановился напротив зеркала, повернувшись к нему по большей части спиной, действительно, татуировка всё та же, – колибри, порхавшая над цветами, – великолепно выполнена, но она принадлежала Алику, хотя, очень и очень соответствовала вкусам Веля, он «запомнил» её, потому что решил внести изменения, перестраивая кожный покров полностью под привычные лично ему параметры, произведение искусства появится, как только к управлению вернется Третий. Контуры стирались, вместо одного рисунка возникал иной, черной краской шёл по линии позвоночника: по плечам подобие крыльев разметал позвонок, заключенный в тиски королевских символов, следовало за ним несколько отличавшееся звено, оно меньше предыдущего, ниже проявлялось аналогичное, правда, и его размеры отличались от того, что выше; там, где заканчивалась спина, татуировка завершалась крохотной копией «крылатых позвонков», которые шли ранее. Минули секунды, демон забрался под струи воды. И недолго пробыл в душе. Обернув полотенце вокруг бёдер, двинулся обратно, точнее в свою спальню, конечно, прошествовал мимо двери, за коей нежилась в ванне девушка, – или стирала капельки влаги, успев насладиться ничего неделанием?.. – глянул на неё, губы изогнулись в хитроватой улыбке, и бросил:
Ничего не болит? Все мышцы в нирване?
Не приостановился, достаточно тихо в доме, чтобы препятствия мешали услышать ответ, он ему известен, хотел заполучить подтверждение вслух.
Едва надел черные джинсы, как уловил легкие-легкие шаги. На этот раз не смел препятствовать Тее, путь к шкафу свободен, не считая того, что и сам парень рядом. Накинул темно-алую, похоже, шелковую, рубашку, коснулся уха, провёл пальцем по внешней дуге, серьга в языке переместилась, исчезнув, переплавилась в чуть другое украшение – широкий кафф-зажим, увитый кельтским узором.
Тебе пойдёт синий шелк, – имел ввиду платье, одеться в повседневные тряпки он ей просто-напросто не даст, кстати, гардероб Заринки изобиловал неплохими нарядами для светских раутов. – А мой образ тебя устраивает? Может, желаешь внести поправки в него?.. – и спрашивал, и предлагал, интересно, на сколько их вкусы совпадали и различались… нет, даже не так, интересно всё… всё в отношении темного ангела.

+1

16

[AVA]http://f5.s.qip.ru/C38ZWALY.jpg[/AVA]Ответ смущал, не так, чтоб покраснеть, а скорее наоборот, в той степени был смущающим, что вызывал некое удовольствие. "Подхалим! Льстец!" - Полыхнули мысли возмущением и где-то на заднем фоне тонкой воздушной вязью, - "Совратитель..." Но всё это девушку хоть и возмущало, вполне устраивало. И внимал желаниям без возражений, и исполнить согласился... "Безумец!" Впрочем, вряд ли сам добровольно позволит надеть на себя оковы, скорее подберёт жертву. Без разницы, все равно ненормальный, нормальные на такое не согласятся. Как впрочем и не предложат такого развлечения люди вменяемые. А дух и не претендовал. Он был согласен и на иную жертву, хоть и хотелось исчертить алыми следами совершенно определённое тело. Месть? Ничуть. Просто он нравился до такой степени, что хотелось его сломать и сожрать. Вот только не уверенна Тея была, что сможет причинить ему боль. И это бесило до колючих ледяных искр во взгляде.
- Как ты... - "узнал?" - Удивление вырвалось незаконченным вопросом. Интересен был принцип. Алькано угадывал желания Тейаса, так почему бы Велю не угадать желания Теи? "Потому что это не одно и то же!" - Сама себе возразила девушка. Верно, между теми двумя связь и очень тесная. А между ней и Велем - нет. Просто нет и не может быть. - Не важно, - тут же отмахнулась от своего недовопроса. Она просто позволяла себя вести, а куда - без разницы. В ванную ли, в спальню. Уверенна была, приставать не станет. Может и глупая уверенность, но просто не видела смысла, чтоб они столь долго вводил её в заблуждение своим поведением От него создавалось зыбкое ощущение контроля. Не правда. Она не манипулирует им, он сам делает то, что хочет. И очень странно, что он хочет ей угодить. Она тихо вздохнула. "Не понимаю..."
Он снова указывает, но если и было возмущение, оно было слабым и мимолетным. Девушка желала заботы о себе, столько времени ждала и жаждала, а сама не понимала, что именно этого хотела. Но для этого следовало иногда подчиниться, а не возмущаться и не противиться, и лишь теперь она это поняла. Лёгкая улыбка коснулась её губ. Странный он демон, почему он такой нежный? В чем ему выгода? Дурные вопросы в стиле Тейаса. Она бросила ремень, да-да, так и таскалась с ним, на полочку, поверх него легла рубашка, что до этого висела на плече. Девушка села, как велел мужчина, и вздрогнула от вопроса, недоверчиво покосившись на демона. Он тут же поспешил её уверить, что имел ввиду несколько иное, нежели то, о чем подумала она, и Тея снова расслабилась.
- Да, могу, - легко согласилась она, убирая длинные волосы вперёд, скручивая их в неплотный жгут. - Но сначала не было времени, потом была слишком захвачена нашим развлечением, а потом ты предложил массаж. - Тихонько рассмеялась. - И этот способ гораздо приятнее и менее энергозатратен, по крайней мере для меня. - Она чуть хитровато улыбнулась, но вскоре хитринка в улыбке сменилась блаженством. Тея прикрыла глаза, а через какое-то время и вовсе тихо застонала, когда Вель приступил непосредственно к массажу. Местами вздрагивала от того, что слишком приятно, тогда с ее губ скрывался стон, местами от того, что было больновато, тогда упрямо закусывала губу и не издавала ни звука. Но в целом пребывала в состоянии блаженства. Легко скользнула в горячую воду, едва он шепнул ложиться, послушно вытянула одну ножку, затем другую.
- Ресторан? - не скрывала удивления, предложение неожиданно, но тем не менее приятное и... любопытное. - Почему бы и нет? - пожала плечами, немного равнодушия в голосе, а взгляд, полный заинтересованности, спрятан за опущенными ресницами. Да ему и не требовалось никаких невербальных подтверждений того, что она согласна. Он решал, делал выбор, она с удовольствием соглашалась с его выбором. Что он сделал? Ответ слегка ошарашивал, он сделал так, что она не возмущалась и не сопротивлялась, лишь мелкие капризы выдавала, но это можно даже не учитывать. А вот как он это сделал? Вот это вопрос любопытный. Обдумала его со всех сторон, пока нежилась в ванной, оставленная в одиночестве. Нет, ну слишком очевидные же были действия, она не могла так легко попасться. Она недостаточно колюча, что он подошел и сорвал голыми руками? Фыркнула, погружаясь в воду с головой и тут же выныривая обратно, глубоко вздохнула, медленно выдохнула. Нет, милый демон, так просто не получится. Что есть в твоём арсенале помимо комплиментов, обворожительного голоса, притягательной внешности и исполненнения обещаний? Да его и так уже можно сокровищем назвать. "Девушке, Тео, девушке, а ты парень, напоминай себе об этом чаще." - Пожурил дух сам себя. Что с того, что ранее женский образ был ближе? Произошли в прошлом события, которые и стали причиной выбора мужского обличья не только духом, но и душой мальчишки при последующем его перерождении. Горько улыбнулась, Тейас не помнит и Тея не горит желанием вспоминать. В комнате послышались шаги - вернулся Вель.
- Чувствую себя превосходно, - благодарная улыбка вдогонку была отправлена и поймана не была, поэтому девушка мягко добавила, - спасибо. - И, решив, что хватит нежиться, встала, включила душ, ополоснулась, тщательно промыла волосы. Затем выбралась из нанной, закуталась в большое полотенце и, не вытираясь, оставляя на полу мокрые следы, пошла в комнату. Волосы ещё до мытья укоротила, вернув начальную длину - чуть ниже лопаток. Так с ними управиться было гораздо проще. Сейчас же мокрые, потяжелевшие от воды пряди были рассыпаны по плечам, с них изредка срывались капельки, дополняя "узор" на полу. Устало слегка вздохнула, когда он посоветовал выбрать синий шелк. К глазам, несомненно будет очень хорошо, и цвет их "ослаблять" не надо, будет казаться, что платье их лишь оттеняет. Хороший совет, осталось найти, что нужно. Но то чуть позже, сначала необходимо обсохнуть. Самым уголком зацепила полотенце за край на груди, едва не так шевельнись, расцепится и упадёт. Но ей все равно, она оценивающе окинула взглядом мужчину.
-  В целом мне нравится, но я бы кое-что добавила, - лукаво улыбнулась она, - наклонись. - Пальчики скользнули по воротнику, будто поправляя, не сделала в самом деле ничего. Коснулась кончиками пальцев шеи, провела ими вверх, зарываясь в волосы и притягивая мужчину к себе ещё чуть ближе. Подалась вперёд, привставая на носочки, коснулась губами его губ, оставляя на них легчайший поцелуй, и отпрянула тут же назад, смеясь и ловя рукой полотенце, уже норовившее съехать вниз.
- Теперь в самый раз! - весело заявила она, - Хотя, знаешь, тебе бы ещё гитару в руки, да волосы чуть длиннее, и будешь вылитый цыган, - продолжала весело улыбаться, не сводя взгляда с мужчины. - А как они поют! Ты умеешь петь? Точнее не так, с таким голосом не уметь петь грешно. Ты поёшь? - Ей хотелось бы послушать, и не только, она бы не отказалась и что-нибудь исполнить дуэтом. Какую-нибудь красивую песню о трагичной любви. Им бы здорово подошли эти роли. Но, конечно же у всего этого должны быть зрители. Интересно а в ресторане можно петь? Смешно быть может, но это существо ниразу не бывало в подобных заведениях за всю свою не такую уж короткую жизнь. Не до того все было, а сейчас внезапно появилось время, которое можно потратить на себя и свои желания, и от разнообразия выбора кружилась голова. Хорошо, что рядом Вель, он будет ограничителем, и вектором направления. Она сама так решила, ведь иначе ее может занести куда-нибудь туда, куда ей попадать вовсе бы не стоило.
Все же стянула с себя полотенце, мягко прикасаясь к коже стрела капельки воды, которые упряио не желали ни скатываться вниз, ни высыхать, обернула полотенцем волосы и углубилась в изучение гардероба. Занятно, придётся поколдовать и над вещами и над обувью. Размер был великоват у всего, так что выискать нечто по фигуре Тея и не надеялась.
- Скажи, милый принц, может ты и прически делать умеешь? - Не надеялась на положительный ответ, но чем чёрт не шутит. - И если ты уже готов, то не мог бы ты немного... подождать за дверью? - Какое смущение? Его даже близко не было. Но должны же быть у девушки личное пространство и маленькие секреты, в конце то концов! Ну да, скажем, привести одеяние в надлежащий вид, подогнав по размеру, хотелось бы без лишних глаз, пусть видит уже конечный результат.

+1

17

Между тем Вель застегивал рубашку, пальцы замерли выше средних пуговиц, заинтригованный, он подчинился, даже не задумавшись, словно это движение предусматривалось и без того, настолько естественным оно выглядело, – склонился к девушке, ощутив в предвкушении прикосновений, как приятные мурашки пробежали по затылку, читалось ожидание в глазах. Секунды растянулись, казалось, призрачное удовольствие полыхнуло искрой, обжигая нервные окончания. Одежду не тронула. Шрамов не нарисовала ноготками. Украшение осталось на том же месте. А пальчики белокурой бестии зарылись в волосы, после успела мелькнуть мысль, будто прическу она собралась поправить, пока влага позволяла издеваться над той, но нет, притянула ближе, – не противился, – лелеяла совсем иное намерение. Касание губ Теи откликнулось удивлением во взгляде демона, их вкус знаком и одновременно не таков, каким отпечатался в памяти, и сменилось зловещим тихим весельем, стоило шалунье отпрянуть, он обескураженно усмехнулся, выпрямляясь и отнимая руки от рубашки, верхние пуговицы оставил без внимания.
Поцелуй наудачу?.. Обязательно её испытаю, – одними губами произнёс едва слышно, отступил, отвлекаясь, подхватил с нижнего яруса шкафа ботинки и прошёл к кровати, опустившись на край. – Не-ет, образ цыгана мне не пойдёт, – простоват, – хотя, волосы он как-то раз отращивал, скреплял их в хвостик лентой, выглядело неплохо в сочетании с пиратской треуголкой. – Пою. Когда настроение появляется. Найди мне того, кто не делает этого… под давлением вдохновения или эмоций, – посмеялся коротко, заканчивая завязывать шнурки и возиться с обувью, поднялся. – И на сцене выступал: завороженная или беснующаяся толпа – неслабый наркотик, – негромко проговорил, приостановился на половине пути к двери, ведшей из комнаты в коридор, обернулся, поддался мимолетному искушению, услышав шелест полотенца. – А последнюю электрогитару мой несдержанный братец разбил о голову менеджера.Не только голос важен, роль играет энергия, исходящая от исполнителя, она пробивает и сметает барьеры на пути к душам или сердцам, доводит слушателей и зрителей до экстаза, воодушевляет их и истощает разом, – запал вальсировал медлительным танцем сквозь размышление вслух, метаморф улыбался и смотрел на девушку, догадывался, куда забрели её желания, уверенно выбрал место, где их ожидали декорации, подходившие для шоу. – Не отказался бы стать пленником твоего голоса, – твоих чувств, – или увидеть, как люди превращаются в марионеток, сами того не сознавая, – надеюсь, сегодняшний день подарит нам больше возможностей, чем мы оба ожидаем от него, – добавил вкрадчиво, искоса глянул на собственное отражение, – вполоборота находился к зеркалу, – внёс завершающий штрих в образ, запустив пальцы в волосы, навёл небрежный хаос.
Не принц. Император: «властитель», «полководец». Или минимум король.Не умею, – небрежно отмахнулся Вель, отчасти слукавил, потому что не пробовал, утверждение приобретало оттенок лжи. – Не увлекайся, жду тебя, – бросил напоследок, покидая свою же спальню, и не ушёл далеко, прислонился к стене рядом с дверью, прикрыл глаза, прислушиваясь к самому себе, – след поцелуя всё ещё тлел на губах, сознание лизнула темнота любопытства с привкусом секса создания напротив, вернув на мгновение в момент недавнего прошлого, – выдохнул, вскинул взгляд. – Память, отношение и восприятие словно существуют в разных измерениях. Помню, он парень. Нравится мне вне зависимости от пола. А при его смене начинаю смотреть на него иначе. Как и он на меня. Насколько же всё это извращенно на самом деле, пошло и по-своему притягательно.
Выглядишь чарующе, belle déesse, – демон подал Тее руку, как только она переступила порог комнаты, сомкнул пальцы на её ладошке и повёл к лестнице, пристально – не раздевал, разве что касался, не касаясь, цепляя складки ткани – разглядывал свою пассию, не преуменьшал, назвав прекрасной богиней; он ступил на ступени, и тяжесть внимания развеялась, обратившись прозрачнейшей дымкой, а после спуска на первый уровень апартаментов утянул девушку к выходу из них, взял бумажник и почти проигнорировал ключи от автомобиля, ухватил их в последнюю долю секунды за колечко брелка.
Они очутились на улице, но метаморф двинулся не к личному транспортному средству, кое-что другое его заинтересовало: на противоположной стороне оживленной магистрали кого-то ожидал конный экипаж, конечно, явно не этих двоих, – как будто маленькая преграда имела значение, по крайней мере, желтоглазого наглеца она не тревожила, да нет же, он той в упор не видел. Подвернулся отличный шанс испытать подаренную удачу, переход далеко, никаких ограничителей скорости здесь никто не воткнул, поэтому перебегать дорожную полосу решился бы не каждый, поленившись или поспешив, – Вель перескочил через невысокую, по колено, ограду, помог спутнице перебраться, поддержав, хотя, ей удалось бы это легко и без его помощи, – ловкая чертовка, действительно, как кошка. Переглянулся с нею, улыбнувшись хитро и приложив палец ко рту, безмолвно просил поверить и не упрямиться тому, что он задумал, и шагнул на проезжую часть, словно не мчались по ней машины, не смотрел на них. Идиллию вспорол сигнал, водитель, ударивший по гудку, удостоился лишь лениво-безразличного взгляда, автомобиль вильнул к обочине, там и остановился, врезавшись в столб. Тот, что следовал на некотором расстоянии от пострадавшего, тоже вдруг не справился с управлением, влетел во встречного, пролетевшего мимо чокнутой парочки уже сзади. Демон наслаждался маленьким апокалипсисом – внешне ничего не делал, казалось, всё происходило случайно – и не скрывал того, впитывал разлившиеся в воздухе боль и страх, откровенно веселился, правда, немного напрягали крики людей, кто-то кинулся за виновниками происшествия. Рассмеялся-таки, ускоряя шаги, переходя на бег, не выпустил руки Теи из своей, он сходу заскочил в экипаж, притянул девушку к себе, усадив рядом.
Отвези нас в театр-ресторан, – приказом сорвалось с уст повеление ошарашенному извозчику, парень не повышал голоса и не угрожал, естественный и расслабленный, а человек подчинился, кажется, он перекрестился, чем малость удивил; лошади встрепенулись под ударом хлыста, помчались вперёд, унося в бричке главных героев небольшого представления прочь.
Вкусно было?.. – спросил несколько позже, шепнув на ушко, переплёл пальцы с пальчиками милого и порою коварного ангела, разумеется, источником бед являлся этот дьявол. – Хм-м, – протянул сладко, – скажи честно… или не очень честно, узна́-аю ведь, тебя возбуждают страдания жертв в сексуальном плане? – дыхание сползло вниз, метаморф обжёг кожу такого, черт возьми, похожего-похожего, родного, близкого создания поцелуем у основания шеи и неспешно отстранился, впрочем, всё равно они друг к другу близко находились. А экипаж замер напротив заведения, внешне то выглядело нескромно, отделка бросалась в глаза яркостью и необычностью, выполненная в стиле ампир, но не этот шик привлекал: рядом с входом располагался рекламный стенд, где объявлялась программа дня, включавшая две театральные постановки по произведениям Шекспира, – одна из них вот-вот начнётся, неожиданно повезло, и она как нельзя кстати для тех, кто пришёл развлечься, потому что равнодушно смотреть на трагедию, сдобренную под конец суицидальным идиотизмом, невозможно, название той «Ромео и Джульетта». Вель выскользнул из экипажа, протянул ладонь своей королеве, предложив не без улыбки:
Изменим финал истории?..

+1

18

[AVA]http://f5.s.qip.ru/C38ZWALY.jpg[/AVA]На губах заиграла хитрая улыбка без тени неприязни. На удачу? Пусть будет так. Испытать удачу, дарованную тёмным существом, скрывающимся под ангельской внешностью? Нужно быть психом, чтобы знать это и все равно попытаться. Он знает, и по глазам видно, задуманное исполнит.
- Псих, - улыбка не поблекла и ничуть не изменилась, ей нравился его настрой и нравился такой расклад. Предвкушение, азарт, возбуждение - огонь эмоций обжигал изнутри, но лишь синие глаза заинтересованно блеснули, более никак она не выказала своей заинтересованности, если даже не сказать заинтригованности. Как рассказал, как предложил! Невозможно ведь устоять, и нет желания отказаться. С удовольствием попалась в плен сетей этого паука легкокрылая бабочка. Вздохнула чуть разочарованно, не испытывая этого самого разочарования даже близко.
- Как жаль, - а вот дальше недовольство лёгкое, - что мне придётся заставить тебя ждать чуть дольше, - ведь момент выхода откладывается, хоть и ненамного. Дух не любил ожидание, очень большая часть его существования состояла именно из него. Осточертело. Не увлекайся? А-ха-ха! Вель всё же воспринимает его совсем не так, как Тео сам себя. Пусть она сейчас от и до девушка в реакциях и жестах, в рефлексах даже. Но в характере и привычках ничего не изменилось. Красоваться перед зеркалом часами в его/её привычки не входило. И даже на зло тянуть время дольше необходимого она была просто не в состоянии. Едва демон вышел, она выудила из шкафа то, что приметила раньше, на вскидку изменила размер, пустив излишки материи на мелкие детали. С неживым материалом работать проще, он не стремится вернуть изначальную форму, едва отвлечешься от него на мгновение, он остаётся в том виде, в котором его оставили без глубоких структурных изменений. Однако, если вещь ручной работы, то "след" мастера при вмешательстве стирается, и больше не появляется, даже если вернуть изначальную форму. Потому дух не любил браться за изменение оружия в прошлом. Не трогал авторские труды и сейчас, если не было необходимости.  Ещё не надев платья, бросила взгляд на себя, подправляя некоторые детали, лишь слегка сконцентрировав сознание на надетом. "Интересно, а он вообще об этой детали гардероба девушки задумывался, когда предлагал выбрать для себя наряд?" - мечтательно улыбнулась сама себе, затем вернулась к сборам, без труда отрывая взгляд от отражения. Надела легчайшее платье цвета глубокой синевы, такой цвет в природе увидишь редко, тем он и ценен. Тея вновь кинула лукавый взгляд на отражение, оно ответило таким же взглядом сапфировых глаз. Идеально село платье, поправок не нужно, теперь можно заняться прической и... О, Боже! Макияжем! Как-то она не подумала об этом. Впрочем ранее давно-давно, когда для того чтоб одеть выходное платье необходима была посторонняя помощь, она кое-что смыслила в этом деле, пришлось поднатореть, не всегда тот, кто соглашался пустить в себя тёмную сущность, оказывался мужского пола. Но сейчас двадцать первый век на дворе! Девушка осмотрела предоставленное в её распоряжение. "А уловки всё те же," - тихонько усмехнулась сама себе. Волосы подняла вверх, закрепив лишь шпильками, разделила пальцами на пряди, тут же меняя структуру волос, завивающихся в красивые локоны. Для этого ей не нужна современная химия и современные устройства. Далее кожа, она и так совершенна, не нуждается в дополнительных корректировках, девушка задумчиво посмотрела на себя в зеркало. И что с такой красотой сделать, чтоб добавить привлекательности? Задорно улыбнулась сама себе, вот именно, либо веселья, либо загадочности. Ну хорошо, немного теней легкими невесомыми прикосновениями, и почти прозрачный блеск для губ, вот и хватит.
Женский облик этого тела сам по себе прекрасен, в пору самому влюбиться. Подмигнула своему отражению, подхватила приготовленные к платью туфельки и упорхнула к двери, обулась уже там, немного подправила размер обуви, при том сделав чуть выше каблучки. Открыла дверь, сделала шаг и... Наткнулась на очередной комплимент, вновь смутилась, уже чуть меньше и без резких реакций. Вложила ладонь в протянутую руку, прикосновение отозвалось слабыми электрическими разрядами по нервам. Миражные ощущения, и не понять приятны или нет. Бесит. Всё бесит, и эти ощущаемые кожей, как прикосновения, взгляды, и эти двоякие ощущения. Бесит до желания сомкнуть пальцы на шее этого психа, и сжимать их, пока этот изучающий взгляд не сменится мольбой о пощаде. Не сменится. Но мечтать никто не запрещает ведь. Улыбка, что теплилась на губах чуть искривилась, становясь хищной ухмылкой, но едва взгляд мужчины вернулся к ней, она нацепила на себя маску невинного ангела, наивно похлопала ресничками для надёжности. Он не обманется, он знает кто рядом с ним, но эта игра нравится им обоим, потому продолжала играть.
Они двигались... одинаково, слитность и плавность движений невесомых, будто пушинки на ветру танцуют. Шаг на проезжую часть, словно начало вальса, они мотыльками пролетели по дорожному полотну так, будто вечность репетировали этот танец со смертью. Не своей, чужой. Визг тормозов, жестяные удары металлических боков, треск стекла, крики и стоны боли, последний выдох чьей-то уходящей жизни тихим шорохом. Не слышала, но ощущала всей своей угольно-чёрной сущностью, пила чужие страдания и боль. Вкусно. Очаровательно. Демон определённо знает, какие подарки дарить. Облизнулась самым кончиком языка, хищно блеснув глазами, и устремилась, влекомая спутником, в повозку. В памяти мелькнули картинки "прошлой" жизни. Девушка была больна неизлечимо, она могла умереть раньше, если бы не согласилась отдать своё тело Тёмному в распоряжение. Как её звали? Эмилия? Эмануэль? Как-то так, он не стремился запоминать их имена, они для него были лишь временным пристанищем. Вот тогда он с помощью своей магии продлил ей жизнь, взамен на жизни нескольких других людей. Тея улыбнулась вновь, той самой улыбкой маньяка, лишь на долю секунды, а затем спрятала её хитрецой. Тогда она покидала место происшествия таким же способом. Девушка стрельнула глазками в мужчину, что держал её за руку.
- Скорее да, чем нет, - ехидно сказала, это было немного не то, чего хотелось. Когда ненависть в глазах напротив заволакивает дымкой от боли, которую причиняешь своими руками, это нечто на уровень слаще. Она прикрыла глаза, отклонив голову чуть в сторону, расслабилась слишком, с ответом не торопясь, тело само действовало, в обход разума. От поцелуя по коже побежали мурашки, до дрожи приятные ощущения, а следом страх кольнул иглой в основание шеи, тут же растёкшийся вниз по позвоночнику горячим потоком, а в голову ледяными щупальцами заползший. Она распахнула глаза, укоризненно посмотрела на демона. "Не заигрывайся, ты должен контролировать ситуацию, а не провоцировать то, что и для меня и для тебя ошибкой будет..." - признание собственной слабости выбешивало ещё больше, но как ни странно, в этот раз спокойно отреагировала на провокационный вопрос. Недовольно наморщила носик и ответила встречным вопросом:
- А тебя возбуждает... еда? - Задумчиво постучала кончиком пальца по нижней губе, при том немного вытянув губы трубочкой, - Впрочем, да, некоторая боль действительно вызывает не только аппетит гастрономический... - чуть задумалась, припоминая, какой необычный эффект оказала обычная ягода на мальчишку, чуть усмехнулась, тут же вспомнив моменты, когда вкус боли оказывал на неё такой же опьяняющий и будоражащий эффект, их было мало, так что из памяти выудить их было легко. Каждый раз жертва была... симпатична ей, вот такая ерунда. Боль того, кому её не желаешь причинять, щекочет нервы настолько сильно, что просто невозможно устоять, чтоб не испытать этого ощущения вновь. - А некоторая отвращение. - Вздохнула печально, много факторов влияет на то, как отзовётся чужая боль. - Каждый раз пробуешь, как неизведанный напиток и надеешься, что нашел амброзию, но всё чаще попадаются лишь гнилые яблоки...
Сегодня что, день воспоминаний? Зачем он вообще согласился на этот эксперимент? А что дальше? Театр, эмоции, беспечность... и маньяк в подворотне? Тея чуть передёрнула плечиками. Нет, не повторится, сейчас она и Тейас одно целое. Теперь рядом с ними надёжный демон. Смешно до слёз.
Обеспокоенно посмотрела по сторонам, вставая с сидения и вкладывая свою узкую ладонь в руку мужчины. Вопрос заставил тихонько вздрогнуть, её взгляд устремился к его глазам. Блеснули влажно синие озёра не пролитыми слезами, бровки чуть приподнялись, вот-вот заплачет. Склонила голову в согласии, прикрыв глаза на мгновение, усмиряя разбушевавшиеся эмоции, а открыв, смотрела уверено и вновь весело, только улыбка была какая-то не очень весёлая, скорее печальная с затаенной надеждой.
- Изменим, - и улыбка и взгляд потеплели при этом слове. Конечно, он не мог знать её мыслей, она понимала это, и догадывалась, что скорее всего он имеет ввиду постановку. Но сама себе она давала обещание изменить финал совсем другой истории. "Сегодня не будет боли, слышишь, Тей, ни моей, ни твоей, на этот раз будет всё по-другому." - Гордо подняв голову, уверенно шагнула из повозки, на этот раз шагая рядом с тем спутником, на которого могла положиться, даже отдавая себе отчёт в том, что рядом с ней идёт не человек вовсе. Почему же тёмные сущности на проверку оказываются надёжнее "добреньких" людишек? Не потому ли, что род человеческий так непостоянен и с лёгкостью меняет свои принципы в угоду себе? А мрачные твари, веками следуют своей, одной им понятной морали. Но они ей следуют, не нарушая своих правил, своих слов, пусть шагая по головам, но не переступая через себя.
Внутреннее убранство здания не уступало внешнему. Им открыл дверь швейцар, провожая взглядом их пару чуть дольше, чем это делают незаинтересованные люди. Она ловила на себе разные взгляды, там и зависть проскальзывала и похоть, они рука об руку с восхищением шли, иногда перетекая одно в другое, отвыкла, давно такого не было. Немного ревниво смотрела на тех, кто бросал взгляды похожего толка на Веля. Но всё же больше было в её глазах гордости. "Завидуйте! Это мой демон!" - Когда уж он успел стать её демоном не понятно, похоже тут ещё собственнические чувства Тейаса возымели свой эффект, однако мысль никакого негатива или отторжения в сознании не вызывала, вертелась в голове, как своя, родная. И чем дальше в зал они шли, тем более уверенной себя чувствовала Тея, проснулось и озорство, такое детское, будто не в ресторан пришли, а прокрались в соседний сад сливу воровать. Вернулся азарт, который толкнул её при сборах на поцелуй. Вот только теперь хотелось чего-то более эффектного, увидеть ошеломление, удивление, восхищение. И ласково-обжигающие кожу взгляды, ненавидела их и упивалась ими. Снова кровь прилила к щекам, вспомнив взгляды, припомнила и то, что делала под этими взглядами. "Парень, не заводись, спокойно, дыши глубже." - Хоть изредка стоило себя одёргивать, потому что рядом с Велем очень быстро мысли уплывали совершенно в непонятном направлении, приходилось их ловить и возвращать в нужное русло. Уже сидя на отведённом месте, чуть ближе придвинулась к мужчине, доверительно склонив к нему голову.
- Если бы глупых смертей можно было избежать всего лишь зная о них... - Она устремила задумчивый взгляд  в сторону сцены. "Если бы можно было изменить прошлое, если бы в тот день девушка не погибла, встретились бы мы сейчас?" - Внимательно посмотрела на мужчину рядом, будто пытаясь найти ответ в его глазах. Конечно не станет жаловаться на что-то или спрашивать о несущественном. Вероятнее всего, встретились бы, вот только обстоятельства могли быть немного иными. Например, вместо мальчика в лаборатории могла бы оказаться... девочка. Тея загадочно улыбнулась своим мыслям.
- Впрочем, не важно, - беззаботно отмахнулась она, будто сказанная ранее фраза и в самом деле не имела никакого значения.

+1