Май 2016. Весна внесла изменения в самый сильный Дом города. Пока действующий лидер демонов решал личные проблемы, произошла перемена власти. Теперь во главе Дома стоит деспотичный тиран Мэтт Ронан. Как это отразится на политике города, пока остаётся только гадать. Союз Демонов и Серой Лиги под угрозой. Не смотря на то, что этим двум "семьям" удалось совместно разгромить основные силы джиннов, взаимопонимания между лидерами больше нет. Напряжения добавляет и то, что в Чикаго назревает ещё одно новое противостояние - между Домом Мастера и Детьми времени.
Правила Основные расыАкции гостейАкции игроковПрофиль Новости Отношения Поиск игрыАватаризацияЛичное дело


LukeAstridShannon

                            Действие игры разворачивается в Чикаго. Темной стороной города, прямо как в тридцатые-сороковые годы XX столетия, правят мафиозные семьи; отличие от гангстерских саг состоит лишь в том, что семьи эти состоят из монстров, довольно успешно притворяющихся людьми и даже отказавшихся от своих нехороших привычек.
Мы Вконтакте
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Сверхъестественное: Племена

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сверхъестественное: Племена » Прошлое и будущее » Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать


Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://f1.mylove.ru/dhxV8jkHTI.gif
Действующие лица, очередность ходов:   Amelia de Montague, Lestat de Lioncourt
Дело было в: 13 июля 1996 год
Сюжет: Амелия пребывает в Ирландию,  где благополучно выкупает свое поместье. Первый день в пустом доме,  в глуши, единственное, что она забыла, это то, что прошлое часто напоминает о себе и сбежать от него крайне трудно

Отредактировано Amelia de Montague (2016-08-02 23:22:12)

+1

2

Дорогая в родной край заняла не так уж и много времени как планировала девушка. Но все же эти часы ужасали ее. Время так быстро двигалось, что чем ближе девушка была к родному дому, тем все хуже ей становилось. Амелия периодически проводила рукой по плечу, сдерживая дрожь, терла ладонью об ладонь. Все таки тут умерла ее мать, самое ценное, что было в ее жизни, это грело душу. Тут же был убит ее отец, по ее же прихоти, от этого хотелось сбежать. Пускай вампирша не чувствовала свою вину и уж точно назад она ничего не хотела вернуть, но в душе селилось чувство пустоты, которое с каждый приближением до дома возрастало с большой силой. Девушка могла бы поехать на своей машине, но она предвидела свое состояние и то, что машина бы не выдержала испытаний и ее пришлось бы просить где-то посреди дороги. Глушь. Теперь это место трудно было назвать  прекрасным местом. Засохшие деревья, куча бурьяна, выбитое стекло на кухне. Тихий вздох грусти. Но самое удивительное для девушки было то, что таксист пытался ей рассказать историю этого дома, кто был ее владельцами, что муж убил жену и ребенка и их трупы находятся еще где-то в здании и вообще этот дом с приведениями. Амелия уже пожалела, что не ехала на своей машине. Уж слишком грустно ей было и так не хотелось слушать бред таксиста, которого было не остановить, что когда она вышла из машины и забрала свои вещи, прежде чем расплатиться, улыбнулась во все клыки и таким миленьким голосом:
- Не хотите зайти ко мне на чай?? - такси испарилось в воздухе. Естественно, теперь об этом здании будут ходить куда больше легенд. Дверь открылась со скрипом. Амелия навела справки, раньше тут жила семья, но у ребенка была аллергия, потому они тут долго не задержались. Поместье долго пустовало. Много прошлого связанного со столь прекрасным место. Девушка провела рукой по деревянному столику, который был покрыт  приличным количеством пыли. Любое место напоминало склеп. Поснимав покрытие, которое тщательно оберегало шкаф, три кресла и диван  в прихожей, вампирша умастилась в одно из кресел и просто пялилась в семейную картину. Она помнила, как отец настоял на том, что бы у них была такая картина, где мать сидит в кресле, с правой стороны отец, с левой - Амелия. И все такие счастливые, что аж тошно. Снова тяжелый вздох. Теперь идея купить прошлые воспоминания не была уж и такой хорошей. Девушка занесла вещи и решила прогулять по саду. Старый фонтан  был весь в зелени и ржавчине, природа казалось умерла давным давно. Будет трудно поднять это местечко в его первичный вид. Ей было не так жалко того фонтана и тех деревьев, как ее любимых кустов красных роз. Редкий сорт " Красный Карсон". Теперь и они канули в бытие. На глазах выступили слезы. Она надеялась все вернуть, но уже слишком поздно. Она теперь так же умерла как и этот сад и ничего больше не вернуть..

+1

3

В мире нет ничего бесконечного; чем дольше живешь тем яснее видишь эту простую истину. Сие пугает, однако и радует. Ибо погибшее и исчезнувшее уступает место чему-то новому. Вернее даже не уступает, освобождает.
Сколько Лестат себя помнил, он не был привязан к какому-то конкретному месту, человеку, существу. Он не знал родителей, не знал братьев или сестер; родина его - есть обычное место, которое находится на земле прекрасной страны. Тем не менее, эта симпатия к Франции не была чем-то необычным; в этом чувстве даже нет патриотизма, ибо вампир выделял не одну лишь Францию. Сия бесчувственность давала некую свободу, лишая мужчину сожалений и привязанностей. Другое дело, что Лионкур никогда не считал такую "свободу" благословением. Он завидовал тем, кто мог предаться воспоминаниям об отчем доме, детстве и юности, что они провели в четырех стенах в окружении близких людей.
"Хороша свобода, ничего не скажешь" - подумал мужчина ступая по грунтовой дороге, которая в середине лета была очень пыльной. Место, которое он посещал лишь раз, но помнил очень хорошо, совершенно изменилось. Природа лишившаяся людского надзора дала себе волю, пусть это и создавало ощущение заброшенности и покинутости, но сие было в глазах одинокого вампира благом. Он любил естественное спокойствие, хотя долго наслаждаться им не умел.
Лестат обвел взглядом особняк. Печальное зрелище, про которое он сразу забыл, когда заметил свежие следы от шин. "Значит она уже здесь - проскочила возбуждающее сознание мысль. Лестат сделал вздох и улыбнулся знакомому аромату - Будем надеяться, что она меня ждет". Несколько легких шагов в направлении крыльца, ноги пружинили, все тело пребывало в предвкушении. Тяжело было сказать, сам мужчина напускал на себя все эти ощущения или они и правда были естественными.
Кулак его остановился в сантиметре от двери, когда острый слух гасконца уловил звуки шагов со стороны места, где раньше был красивый сад.
"Если сегодня я получу свое да, то этот менеджер ощутит себя победителем в казино!" - усмехнулся про себя Лестат, вспомнив позвонившего ему пару дней назад продавца. Агент по недвижимости сообщил, что дом, за которым он просил наблюдать ныне продан. Сомнений кто его купил у мужчины не было.
Обойдя забытое поместье кругом, он на секунду остановил взгляд на разбитом окне, но почти сразу забыл обо всем, ибо почувствовал, что Амелия, которую он не видел двадцать лет, оказалась так близко. Десяток шагов разделял их, и осознание этого факта заставило его начать кашлять, ибо он подавился собственным вздохом. Глупо улыбаясь, кашляя и чуть покраснев, Лестат сказал неровным голосом:
- Отличное начало беседы! - он сделал некий приветственный жест и ударил пару раз себя по груди. Наконец треклятый кашель его отпустил и Лестат, подойдя чуть ближе к девушке, продолжил - Очень рад тебя видеть, тем более в этом месте. Хотя зная тебя, могу заключить, что мое счастье ты не разделяешь.
Тень грусти проскользнула по его лицу, когда он вспомнил прошлые отказы Амелии. Тяжело было поверить, что сегодня все будет иначе. При должной удаче час разговора и они вновь разойдутся, чтобы встретиться в следующий раз через двадцать лет. Большой палец левой руки коснулся кольца. Символ цикличности жизни, был настоящей издевкой в их отношениях.
Окинув взглядом сад, француз задумчиво и тихо произнес:
- Tout passe, tout casse, tout lasse.* - Небесный взгляд вновь вернулся к девушке, которая выглядела весьма печально. - Встреча с прошлым не принесла желанного?
А принесет ли эта встреча желанное ему? Об этом вампир не знал, однако уже и не думал. Сейчас он просто был рад поговорить с девушкой, которая заставила его обрести надежду.

Французский

*Ничто не вечно под луной.

Отредактировано Lestat de Lioncourt (2016-08-03 01:13:55)

+1

4

Амелия на столько погрузилась в свои мысли, что  вампирское чутье подвело ее и девушка не сразу услышала, что за ней кто-то наблюдал. Вампирше было жаль того, что она увидела. Но смахнув предательскую слезинку с глаз, неподалеку, возле одного из сухих кустов роз, был обнаружен небольшой зеленый листик. Надежда. Такая маленькая, что породила в душе в девушки светлые чувства. Видимо, еще не все потеряно. Где-то рядом кто-то кашлянул и Амелия резко обернулась на звук. Это было уж слишком неожиданно, что она и забыла, какой сегодня день. Тот самый, который повторялся каждый год на протяжении каждых 20 лет. Амелия вздохнула и осмотрела мужчину. Ее удивляло то, что он и тут ее нашел. Лестат всегда ее находил и это удивляло и очаровывало каждый раз. И при попытке узнать, как он это делает, мужчина всегда уходил от ответа. Скрытный, загадочный, привлекательный. Этим он и не нравился Амелии, пускай и затаил интерес где-то в глубине сознания блондинки.
- Если это можно назвать счастьем. Неожиданный визит ко мне. Порой я думаю, что ты следишь за мной - девушка снова отвернулась в сторону сада. Ей было тяжело прощаться с этим местом. Да еще и мужчина, с которым они познакомились именно тут. В груди что-то сжалось. Сильные эмоции, которые вряд ли подвластны вампиру. Часто Амелия ловила себя на мысли, что уж очень хочет избавится от чувств, таких как совесть, любовь, симпатия, чувство долга и помощи слабым и нуждающимся. Но это все помогало ей чувствовать себя, пусть и не человеком, но не полноценным вампиром. Таким себе недомонстром.
- Я знала, что так будет. Но не думала, что на столько. Прошлое должно оставаться в прошлом. Желаешь войти? - блондинка сделала пару неуверенных шагов к мужчине и взглянула в его глаза. Он совсем не изменился, вот только теперь его аромат был еще более четким. Скорее он напоминал бутылку старого дорогого вина, которое открывают богачи на самый самый редкий случай. Девушка любила вишни, но теперь они больше напоминали кровь. Вишневый пудинг с взбитыми сливками, пропитанный дорогим коньяком. Вот каким был запах Лестата для Амелии. И это девушка воспринимала как вызов. Так как этот запах был самым любимым для нее и опасным одновременно. Ее матушка еще в детстве говорила, что связываться с богатыми и красивыми мужчинами сродни связаться со смертью добровольно. Эти слова отпечатались в голове девушки на долго. Всплыли они тогда, когда был заключен союз между нею и ее супругом. Такой же привлекательный, богатый, самовлюбленный. Матушка не могла ошибаться. Амелия провела слишком много времени в страданиях. Она знала, зачем явился Лестат. Замужество его не останавливало, а блондинка не спешила менять одну золотую клетку на другую.

+1

5

Небо под стать пейзажу было серым, тучи нависли над землей плотной пленкой. Спасая от прямых лучей светила, однако угрожая дождем, громовым треском и сверканием молний.
Лестат усмехнулся приветствию девушки и поправил воротник. Как только он собрался ответить в голове прозвучал знакомый шелест - "Очередная неделя потеряна, из-за этой девицы; стоило ли покидать Чечню ради такой глупости?!"; на мгновение лицо мужчины дернулось - обычная реакция на внезапные разговоры в своей же голове. Тень все чаще начинала высказывать свое мнение по поводу одержимости Лестата Амелией, наставника боле беспокоил "джентельменский подход" француза. "Сколько можно ходить вокруг да около, изводишь себя, лишь для того, чтобы в конце провести ночь другую" - такие аргументы приводила прошла личина Лестата, однако дальше споров темная сущность не шла.
Пока.
- Следил бы, если кто-нибудь сказал, что от этого ты будешь встречать меня не так холодно и безразлично! - сказал мужчина после секундной слабости; никакой враждебности или обиды в его голосе не было, тон был спокойный, даже немного весел.
Когда Амелия подошла поближе Лестат не смог оставаться и дальше серьезным, на лице француза вновь появилась улыбка, которая так не вписывалась в общую стезю разговора, да и весь серый пейзаж, что царил вокруг родового поместья Монтегю.
- Ты очаровательна, когда грустишь! - Произнес вампир чуть склонившись в сторону лица Амелии. Он не был бы французом, если бы попытался умолчать сей факт. Распрямившись, мужчина добавил, уже более серьезно - Однако не переживай о прошлом, пусть здесь все и выглядит удручающе, но у тебя с мужем достаточно времени, чтобы оживить это место.
"Кстати как он? Почему не с тобой?" - почти слетели язвительные слова с французских губ, но он сдержался; бросив мимолетный взгляд на небо Лестат добавил:
- Если ты предлагаешь то, почему бы и нет? Не слишком хочется мокнуть под дождем, тем паче, что я забыл зонт.
Последняя фраза была правдой, но лишь наполовину. Зонт он не забыл, а умышленно не взял, лелея надежду, что погода сыграет ему на руку во время встречи с Амелией. Быть может, не ошибся.

+1

6

Амелия слегка улыбнулась и потупила взгляд вниз. Глаза Лестата могли прожечь в ней дыру, растопить самое каменное сердце, пустить сомнение в разум и душу. Его близость была слишком уж опасной и стоило бы держаться подальше. Но язык девушки оказался быстрее ее разума и пригласил его войти. Скоро пойдет дождь, который девушка так любила еще с детства. Не удивительно, ведь она родилась с грозу. В тот год эта гроза была уж сильно неожиданной. Посреди жары, которая держала всю страну в сухой удавке, внезапно с криком ребенка затопила дождем. Вот единственным минусом была гроза и молнии, которые до сих пор пугали девушку. Ветер мог добить окно  кухне, нужно было что-то с ним придумать. Но один взгляд на мужчину заставил снова забыть о том, что скоро начнется то, чего она боится с самого детства.
-Если бы я знала, что твои намерения исходят из глубины души, а не из-за стремления заполучить обертку, которая теперь еще лакомее, приветствие было бы намного радушнее.. - Амелия с холодностью взглянула на мужчину и последовала в сторону дома. Дождь обещал вот вот пуститься, а мокнуть девушке уж очень не хотелось. Пускай в доме и была система подачи горячей и холодной воды, единственным на что уповала Амелия был свет. Да, вампиры хорошо видят в темноте, но ей не хотелось оставаться одной в таком большом доме без света в дождливую погоду с мужчиной, который старался завоевать ее сердце слишком уж давно. Дождь сможет частично оживить это место. Вампирша надеялась, что это даст шанс тому маленькому расточку розы, который она приметила в саду. Слова о муже заставили Амелию вздрогнуть и напрячься, ей очень захотелось сбежать куда-то и спрятаться. Чем дальше она была среди своих, тем каждый старался упрекнуть ее мужем, которого она ненавидела всеми фибрами. На комплимент девушка улыбнулась, не проронив не слова. Монтегю была уверена, он говорил это многим.
- Его ноги не будет в этом месте!! Оно только мое!! И попрошу тебя не вспоминать о нем в этом месте, на этой земле, ибо можешь остаться мокнуть под дождем - со злобой в голосе прошипела Амелия. В ее глазах плясали бесенята. Как же ей хотелось хоть где-то быть независимой от мужа. Властвовать самой в маленьком царстве, которое принадлежало ей по праву. От Лестата такой колкости девушка не ожидала, потому прореагировала слишком импульсивно. Ладони блондинки автоматически сжались в кулаки, а когти, которые удлинились, что ранило кожу и капли крови упали на землю. Злость накопленная годами, ее так сложно сдерживать тому, кто слишком долго терпел. Блондинка разжала руки, когти исчезли. Хотелось придушить Лестата на том же месте. Он же знал, как ей было с ее мужем и все равно пытался задеть ее этим. Но в тоже время ей вспоминались разговоры старой давности, когда девушки шептались, что удостоится поцелуя Лестата, все равно, что побывать в раю. Амелия хотела бы когда-то придаваться этим ощущениям, но после фразы о ее муже, желание полностью покинуло ее.
-Видимо, удачно ты его забыл - Амелия открыла вновь скрипучую дверь и вошла внутрь. - Прости за пыль, я не была готова к твоему визиту. Надеялась, что бы бросил свои глупости еще в последний наш разговор. Но, видимо, ошиблась - девушка последовала к кухне, где находился ее маленький чемоданчик с кровью.  Это было на тут случай, если она решил задержатся тут подольше. Подальше от людей, подальше от соблазна. Возможно, она желала тут умереть .
- Пить желаешь? - из вежливости спросила девушка, повернувшись с пустым бокалом к мужчине.  Ее не смущала засохшая кровь на ее руках. Ранки почти затянулись. Она так давно не пила крови,тренировала выносливость. А эти следы напоминали ей о злости на мужа и о том, что нужно держать себя в руках.

+1

7

Мужчина лишь устало вздохнул, слова девушки ранили, и это было... зверски приятно. Каждый раз во время этих коротких встреч он испытывал "нечто". Грусть, ревность, возбуждение, как духовное, так и физическое, в конце концов, "обертка" и правда стоила того, чтобы преследовать ее на протяжении века. Однако, венцом всех этих чувств было совершенно иное, трепет в сердце, движения, которые выдавали сильное волнение, что было совершенно несвойственно Лестату.
"Ce qui ressemble a l'amour n`est que l'amour"* - пронеслось в голове француза, который молча проследовал за Амелией. Ему безумно хотелось верить, что это правда любовь, а не его собственная выдумка, надежду вселяло и то, что раньше он сего чувства не испытывал. Была страсть, желание, но тут все иначе.
Ведь так?
Чуть приподняв руки, как бы показывая "понял, виноват, больше не буду", Лестат примирительно сказал:
- Прости, ты знаешь, что я его люблю не больше твоего, - на секунду он запнулся, но взгляда от разозлившейся красавицы не отвел - однако мне тяжело оставлять тебя на двадцать лет, каждый раз опасаюсь, что ваши отношения переменятся.
Наверное гадко радоваться несчастливой супружеской жизни девушки, что ты любишь, но сдержаться от радостных мыслей было тяжело. В конце концов, люди не зря говорят: "стерпится - слюбится".
Вдруг и правда такое произойдет?
Думать о таком не хотелось.
Проследовав в заброшенный особняк, Лестат, скинул с себя сюртук и, чуть брезгливо осмотрел помещение. Все и правда было в пыли, а завернутая в простыни мебель рушила остатки ощущения порядка и ухоженности. Наконец найдя напольную вешалку, которая к слову тоже была вся в пыли, мужчина избавился от сюртука в руках. На улице была летняя духота, предвещавшая сильную и, что самое главное, скорую грозу. В доме было чуть прохладнее, но тоже душно, посему, Лионкур почти машинально ослабил галстук и произнес в спину отправившейся на кухню девушке:
- Право, хоть ты и не веришь, но эти "глупости" для меня многое значат. Так просто прекратить навещать тебя я не смогу. - "это выше моих сил" подумал гасконец; он признавался в чувствах и раньше, однако, никогда всерьез его слова не воспринимались. Повторять их вновь смысла он не видел. - Про пыль не переживай, путь сюда был гораздо более грязным.
Невольно он оглядел свои брюки с ботинками, вот где пыль да грязь. Тапок у него при себе не было, а ходить в носках по заброшенному дому не хотелось.
Зайдя на кухню, Лестат все так же огляделся, стараясь заприметить что-нибудь особенное на родных для Амелии стенах. На предложение выпить, мужчина лишь рассеяно отмахнулся:
- Благодарю, я сыт. - Чистая правда, еще вчера он знатно "перекусил", и угрызений совести как и всегда не испытывал. Так или иначе, девушка осталась жива, пусть и напугана. Посмотрев на Амелию он приметил, что та была гораздо бледнее чем следовало, а ранки, что она сама себе и нанесла, еще даже до конца не зажили. - А вот тебе выпить бы не помешало. - он тяжело вздохнул и оперся плечом на стену, а руки скрестил на груди - Почти сто лет прошло, а ты никак не свыкнешься со своей новой природой. Впрочем, сие есть твой выбор; мне никогда не узнать твоих чувств по этому поводу. В одночасье превратиться из человека в ночного кровопийцу.
Грустная усмешка, появилась на молодом лице француза; судьба была жестока к Амелии, да и к нему тоже, тем не менее, люди могли адаптироваться ко всему. И они адаптировались. Мужчина, что не знал друзей, ответной любви, и семьи, нашел свое место в этом мире, так же как и девушка нашла или еще найдет.
Женская воля сильнее мужской
То ли сказал, то ли подумал Лестат.
Дождю видать осточертело ждать, когда голубки наваркуются, стук крупных капель послышался по крыше, почти сразу сверкнуло и грянул гром аккомпанируя ветру, что растрепал занавески в разбитом на кухне окне, в которое залетела пара сухих листиков; видать упали с крыши.

Французский

*То, что похоже на любовь, и есть любовь.

Отредактировано Lestat de Lioncourt (2016-08-03 21:23:57)

+2

8

- Я его ненавижу. Он обрек меня на это.. Мне так часто хотелось умереть, что осталось только найти инквизитора или нарваться на охотников и с закрытыми глазами отдаться ихнему суду. Но я слишком слаба, для того, что бы пытаться. Знаешь, я уповаю на судьбу и на то, что однажды она избавил меня от мучений. Пускай в жизни, если это можно назвать жизнью, для Амелии существовали прекрасные мгновения, но они с легкостью были перечеркнуты ее мужем и участью, которая уготовила для ее вечность. Было вредно привыкнуть к новой сущности и борьба с ней продолжалась из года в год и блондинка не смела сдаваться. Ее упрямству многие бы позавидовали, но на самом деле ею двигал страх. Страх о том, что она окончательно потеряет себя, так и не успев побывать чуть чуть счастливой. А ей так хотелось хоть раз поплакать от чувств, которые переполняли ее счастьем на столько, что не возможно было бы их сдержать. Но слезы у нее вырывались исключительно при встрече с мужем и то, она не показывала их. Привычка не показывать слабость плотно въелась.
-Двадцать лет. Ты бы мог остепенится, найти жену, которая бы полюбила тебя, завести деток, дом. Но ты ездишь сюда в надежде на что? После пары ночей ты оставишь меня так же как и тех девиц, что вечно вьются возле тебя. Я не хочу тебя терять именно так.. - Амелия отвернулась от мужчины и поставила пустой бокал на столик. Как же ей хотелось сказать ему, что эти двадцать лет кажутся ей вечностью, но он приезжает к ней и в эти моменты она очень счастлива, что хочется плакать. Что кому-то она нужна, правда не таким образом и после отъезда Лестата она придается фантазиям о том, что он ее истинно любит, а не только желает ее личину. Найди он родственную душу, обретя жену и семью Амелия бы просто сбежала куда подальше. Это бы ранило ее и эти чувства девушка не могла объяснить. Из каждой такой встречи Лестат прививал к ней чувствовать, который каждую встречу было тяжело отрицать.
-Второй этаж убран, должен был быть таким, когда я звонила вчера риэлтору, она сказала, что уборщица заболела и чист второй этаж.  Я не смею выгонять тебя в такую погоду, да и выгонять кого-либо не в моих правилах.. Так что.. Если ты не против, можешь остаться на ночь..- почему-то девушка была уверена, что мужчина договорит с ней и снова испарится, но вежливость никто не отменял. Она до сих пор не могла определится в чувствах к Лестату и каждый раз пыталась уйти от мыслей о нем. - И я не голодна. - девушка убрала бокал и протерла столик единственной чистой тряпочкой. Проверила наличие воды и улыбнулась сама себе.
-Да не свыкнусь и да мне противна кровь. Потому я довольствуюсь ей крайне редко. -  смыв остатки крови со своих рук и с тихим вздохом глянув на свои ранки, девушка убрала руки за спину. Лестат много знал о ней и легко мог этим воспользоваться. Но и он же мог понять ее так как никто. Почему -то девушка именно так и думала.
- Не знаю, говорила ли я тебе, но ты пахнешь вишнями - зачем-то тихо сказала Амелия и подошла ближе к мужчине. С закрытыми глазами она втянула его аромат. Теперь она запомнит его еще на 20 лет.  Когда грянул гром, Амелия резко открыла глаза и отпрыгнула от окна. Этот жест выдал ее, но вампирша поспешила ретироваться.
- Я не ожидала грозы сегодня. - она улыбнулась. Окно было не спасти на кухне не было ценных вещей, так что погода не испортит того, что там имелось. - Я еще не исследовала дом, хочешь составить мне компанию? - зачем-то предложила Амелия. Слишком часто она теряла контроль возле Лестата, но старалась изо всех сил держать себя в руках, хоть и получалось у нее это очень плохо.

+1

9

Слова Амелии не были новостью для Лестата. После замужества она сильно изменилась, и он, как мужчина, что идеализировал ее образ и запоминал каждые мелочи в ее поведении, видел, что она несчастна. Француз был бы рад успокоить ее, сказать нечто нежное, приятное. Да какой толк от этих слов, реальности они не изменят. Прослыть пустословом не хотелось, ирландка и так считала его настоящим казановой, хотя прекрасный пол особо и не привлекал его никогда, так, игры. Физические потребности - следствие французских гормонов.
С Амелией все было иначе.
И он видел это уже сейчас, хотя верить на слово вампирша не хотела, а доказать делом не разрешала. Посему, ему оставалось единственно возможное - демонстрировать свою преданность, являясь к ней каждые двадцать лет, как бы говоря "может сегодня ты мне поверишь?".
Однако, вместо желанного "да", он встречал безразличие.
Безответность.
Гасконец недовольно закатил глаза, когда услышал разговор о семье, детях. "Почему она думает, что я способен на такое с другой, но не с ней? С чего вдруг мнение, что она обертка - он посмотрел в спину Амелии и покачал головой - Ты так наивно веришь слухам обо мне, что за все эти девяносто лет так и не узнала каков я". Стоило бы это все сказать, но привычная обида, что была так свойственна Лестату, закралась в его сердце. "Ну не веришь, и не верь" - подумал француз и, цокнув языком, сказал:
- От чего же вдруг я буду против? - Лестат склонил голову на бок - Напротив, я буду очень рад каждому лишнему мгновению, что проведу рядом с тобой. Звучит громко, и ты, в привычной тебе манере, можешь не поверить. Мне остается только смириться.
Он развел руки, но веселая улыбка, царившая на его лице, говорила, что не в обиде и все понимает. Пока вампирша убиралась, Лионкур тоже захотел себя занять, однако единственная чистая тряпка была в руках у дамы сердца, швабры или пылесоса он не увидел, посему, ему оставалось лишь смиренно наблюдать. И он заметил чемодан, что явно Амелия привезла с собой. Попытавшись взглядом разглядеть марку адресата, дабы понять откуда приехала девушка, но почти сразу прервался, ибо красавица стояла перед ним.
- Вишнями? - сказал француз, брови его удивленно приподнялись, ему захотелось поведать девушке о ее запахе, но в этот момент она отскочила, повинуясь раскату грома.
"Она ее боится? Как мило для вампира" - пронеслась лишняя мысль, пропустив мимо себя предложение прогуляться по дому мужчина подошел к девушке на опасно близкое расстояние. Взгляд его был нежным, а лицо выдавало искреннюю симпатию.
- Personne n'est parfait… - почти прошептал француз, с трудом остановив свою руку, которая потянулась к лицу Амелии, - jusqu'à ce qu'on tombe amoureux de cette personne.*
Прикрыв глаза он шумно вдохнул запах девушки, невероятный аромат, который достоин самых первых духов франции. Тут было собрано все, что дорого мужчине, каждая нота в аромате Амелии вызвала приятные воспоминания, напоминала о забытых мечтах и желаниях. Какое-то время он просто стоял с закрытыми глазами и дышал. Ветер бушующий на кухне, трепавший занавески и волосы пары, совершенно не смущал гасконца, шумевший дождь, капли которого изредка залетали внутрь кухни, тоже не мог отвлечь Лестата от его мыслей.
- Ты пахнешь той надеждой, что так часто во мне умирает - произнес мужчина открыв глаза. Чуть встрепенувшись он вновь по доброму улыбнулся и сказал - Что ж, давай пройдемся по "только твоему" дому. Признаться, я уже ничего тут не помню, да и полагаю изменилось многое.
Он галантно, но больше шутливо предложил девушки свой локоть, при этом вампир слегка склонился, из-за чего галстук, ослабленный ранее, выпал из-под жилетки.

Французский

*Человек не совершенен … пока кто-то не влюбится в этого человека.

Отредактировано Lestat de Lioncourt (2016-08-03 23:17:07)

+2

10

-Может ты поспешишь скрыться с моих глаз лишь представится шанс, уверена, что и у тебя дел хватает - Амелия грустно улыбнулась. Все же эти непонятные чувства рано или поздно доведут ее, если с ними не разобраться. - Отчего же, вдруг поверю. Твоя настойчивость поражает меня. Что произойдет, если я все же скажу тебе "да"? - девушка взглянула на Лестата, в ее глазах плясали веселые огоньки.  Ей так нравилось вызывать у мужчины различные чувства, которые она так легко читала в его глазах. Сама мысль о том, что бы стать женой Лестата заставляла девушку чувствовать себя пойманной. Все же в данный момент она замужем, пускай и муж теперь не сильно уж и печется об Амелии, но из виду не выпускает. Блондинка частенько видела его людей по дороге на работу, возле маленькой квартирке, которую она снимала, когда путешествовала в Англию, возле ее картинной галереи. Все таки он вряд ли добровольно расстанется с ней, а девушка уже слишком привыкла к такому обращению.
- Вот только одно "но". Я замужем, а мой муж вряд ли согласится на развод. Скорее он убьет меня или замучает, чем отпустит. Меня даже не возможно выкупить. Поверь мне, я находила богатых людей, которые соглашались выкупить меня в обмен на многое, но не каждый из них доживал до следующего дня, а те кто доживал... их жизнь слишком менялась.. - девушка тяжело вздохнула. - Дорогой Лестат, я приношу только проблемы и смерть следует за мной все это время. Я не могу подвергать тебя опасности каждый раз.. Повторюсь, прекрати все это, ибо ничем хорошим это не закончиться - Амелия взяла мужчину за руку и посмотрела в его красивые глаза. В ее взгляде было много волнения и мольба о том, что бы он не подвергал свою жизнь опасности. Ведь она не стоила этого.
-Мне нравится то, как ты говоришь по-французски, есть в этом что-то романтичное. - вампирша улыбнулась. Амелия взяла Лестата под руку и повела наверх. Ее волнения были напрасны. Второй этаж сиял чистотой. Большой просторный коридор, где по бокам стояли старые античные статуи. Амелия помнила, как еще дед их привез сюда, говорил, что он сам их выкопал, ведь был археологом, но на деле - заказал их у одного молодого скульптора. Она прошли чуть дальше. Две двери, которые были справа от лестницы оставались закрытыми и вампирша не спешила их открывать.  Это была спальня родителей и кабинет отца. Как раз в этом кабинете девушка и убила своими руками родителя. Он это заслужил и впервые в жизни Амелии понравилась такая сила, которую она с удовольствием переменила на отце. Девушка повела мужчину в левую часть дома, две спальни, детская и гостиная. В последнюю и направлялась Амелия. Ей там было бы комфортнее, чем в ее комнате.
-Когда-нибудь это место разделит со мной тот, кому я отдам свое сердце. Если бы в будущем я все же согласилась, ты бы был против моего стремления работать?? - вот теперь вампирша хотела рассмотреть взгляд Лестата на замужество. Понять истинность его намерения или это было всего лишь шуткой, которую так боялась девушка.

+1

11

Весь мир подчинен законам, которые изучают физики, биологи, и прочие ученые, что занимаются естественными науками. Неудивительно, что люди берущие пример со своей матушки природы. Тоже начали придумывать правила, подчиняться которым обязан всяк живущий в "цивилизованном" обществе. Однако, помимо бюрократический законов различных стран, предприятий и прочего, есть еще, так называемые, принципы. По своей сути: обычные рамки, но, в отличии от уголовных кодексов, принципы являются чем-то сакральным и особенным для каждой личности.
Амелия считала, что раз она замужем то, нечего и думать о другом партнере. Рамка, что мешала счастью двух влюбленных. Однако, Лестат мог легко ее разрушить, всего-то и надо было прикончить ее супруга, с которым она так несчастна, в конце концов, в своих силах вампир не сомневался, вернее, в силах своего наставника. И вот тут вступают в дело треклятые принципы. Мужчина так лелеял отношения с Амелией, что не смел проявить хоть какую инициативу. Он взял за правило, не флиртовать с ней, если она того не желает, не трогать ее, покуда девушка сама не захочет, и уж тем более, не лезть в ее жизнь, если она сама не попросит. Посему, Лестат не смел предложить помощь в вопросе с ее мужем. Как не смел целовать, касаться, и проявлять свою симпатию как-то иначе кроме слов. И этот бесконечный цикл продолжался уже почти век.
Улыбнувшись веселым глазам девушки, Лионкур, глядя на красавицу спокойно и очаровано, произнес:
- Такой ответ сделал бы меня счастливым. - Усмехнувшись, он задумчиво глянул в потолок. - Пусть я и не знаю, что значит это слово.
Он и правда не знал; да он мог испытывать радость, мог смеяться и веселиться, но без дружбы, любви или хотя бы родства - не бывает счастья. А всех этих связей Лестат был лишен, и четыреста лет одиночества, оставили на нем след. Именно из-за этого, он так боялся испортить его связь с Амелией.
Выслушав девушку, француз нахмурился. Ему было неимоверно приятно, что она проявляет такую заботу. Это вселяло надежду.
Когда же леди сердца взяла его за руку, вампир невольно вздрогнул. Нежно сжав руку красавицы, он вновь стал добрым, ни о чем не думающем, простаком. Изучая глаза любимой мужчина тихо сказал:
- Мы же кажется договорились не говорить о нем. - Он изобразил укоризненный взгляд, который вышел уж слишком мягким; затем гасконец позволил себе вольность, о которой раньше лишь думал. Не выпуская руки Амелии, вампир свободной ладонью поправил локоны ее волос. Грустно, но в тоже время счастливо вздохнув, мужчина кратко улыбнулся и вновь посмотрел в глаза девушке. - Проблемы и смерть всюду, но только с тобой я о них забываю. Постарайся не переживать обо мне, в конце концов, у меня есть ангел хранитель, он защитит меня от любой опасности. - Приблизившись к самому уху красавицы Лестат едва слышно прошептал - Ayant risqué une fois-on peut rester heureux toute la vie.*
По тону сложно было сказать шутил вампир, храбрился, или говорил всерьез. Но сказано все было уверенно, впрочем, обычно так мужья успокаивают жен, прежде чем уйти на войну.
Идя рука об руку с Амелией француз ликовал. Он возлагал большие надежды на эту встречу, ибо она проходила не абы где, а в родовом гнездышке девушке, где им не могли помешать, отвлечь. Где на ближайшие километры существовала пара фермерских семей, а в остальном, только она... и он на этот короткий день.
- Романтичное? - вампир улыбнулся и весело проговорил - Это все ты меня на такой лад настраиваешь! Я стараюсь быть предельно серьезным во время наших встреч.
Не выдержав он засмеялся, ибо сказанное было уж слишком несерьезным. Внезапная радость и веселье охватили мужчину. Он шел подле девушки, с интересом осматривая второй этаж, при этом стараясь не прижиматься к ней слишком сильно, хотя положение вполне себе позволяло. Но в его разуме вновь вспыхнули огоньки "стоп" и "охладись".
И он повиновался.
В гостиной было светло и чисто, а завывание ветра и разбивавшиеся о стекла капли дождя, создавали неповторимую атмосферу уюта и спокойствия.
Услышав вопрос мужчина пожал плечами и принялся поправлять галстук. На ощупь делать это было не удобно, и мужчина отчаявшись вздохнул и посмотрел на Амелию.
- Что за вопрос такой? - удивленно спросил Лестат - Меня такое не волнует. Хотя, быть может, я о таком не думаю, потому что семьи никогда не имел. Сейчас я много путешествую, сомневаюсь, что твоя работа позволит тебе быть со мной. - Мужчина, кажется, серьезно задумался об этом вопросе. - Право, не знаю, за руку я бы тебя с собой не потащил. Но и оставаться долгое время подле тебя вряд ли смог. - Мужчина остановил свои размышления и посмотрел на девушку, как бы извиняясь перед ней. - Не потому что не хочу, а потому что не могу.
"Ибо мой наставник не пожелает долгое время терпеть мирную жизнь" - мысленно вздохнул француз. Тень всегда желала активной жизни, участия во всех важных для мира событиях. Он испытывал наслаждение чувствуя, как Лестат творит историю.
Хитро сощурив глаза вампир подошел поближе к девушке и спросил:
- А ты бы смогла пожертвовать своей работой, ради того, чтобы быть со мной? - пусть и тон был весьма спокойный, но вопрос так же волновал мужчину. Одно дело иметь место, куда можно всегда вернуться, и совершенно другое, иметь спутника, что всегда рядом, что поддерживает твои решения, что направляет тебя на пути; сменяет, если твой путь зашел в тупик, выводя на свою тропу. Такой союзы был настоящей мечтой для мужчины, ибо в своих странствиях он был одинок.
И вновь сверкнуло, и вновь гром. Погода до этого чуть успокоившаяся, вновь начала набирать обороты. Очевидно, что гроза собиралась нешуточная. В гостиной стало гораздо темнее, а ведь по времени был еще только день.

Французский

*Однажды рискнув - можно остаться счастливым на всю жизнь.

+1

12

- Искренний, положительный ответ я бы с удовольствием дала достойному, но пока в моей душе живут сомнения. - произнесла Амелия печальным голосом. Ей бы и хотелось все переиграть. Было бы любопытно наблюдать, как бы отреагировал Лестат, будь она сама явится  к нему одного дня, неожиданно, выследит его таким же образом как и он ее и просто скажет "да".  Но судьба распоряжалась иначе. Девушка пугала мысль о том, что  если о таких походах другого вампира к ней прознает муж, то Лестату будет плохо, потому она решилась держатся подальше, беречь его, скрывая от всех. Она специально меняла свое место жительство и чаще это делала перед приходом вампира. Ей не хотелось, что бы их раскрыли. Как малые дети, но это было мило. Пусть такие встречи были редкими, но они грели ту маленькую часть сердца Амелии, где еще жила надежда на романтику, симпатию, взаимность и любовь. Возможно, именно он и заставлял девушку оставаться такой же милой и беспечной как и при жизни. Ведь если и его не станет, она точно сойдет  с ума и устроит массовую бойню не беспокоясь над тем, что будет угрожать ей такими действиями.
-Просто хотела прояснить ситуацию. Молчу.. молчу.. - Амелия хихикнула и отвернулась от мужчины. Она почувствовала себя нашкодившим ребенком, которого поймали за шалостью родители и готовы были отчитать. Милое чувство, девушке хотелось рассмеяться, но она сдержалась. Лишь уголки губ выдавали ее озорное настроение. Ей нравилось вот так близко находится с вампиром, чувствовалась защита, душевное тепло и покой. А когда Лестат поправил ее волосы, что-то камнем упало к ногам Амелии, скорее всего это была та одна из стен, которую девушка возводила после каждого ухода вампира.
-Хорошо, что у тебя есть кому позаботится. Значит я могу спать спокойно - с издевкой произнесла Амелия, наблюдая за мужчиной. Очень хотелось заглянуть за его спину и поискать того таинственного ангела, кто охраняет вампира. Это странно звучало, ведь ангелы очень не любят вампиров. Но девушка поддалась манерам и не стала уточнять все тонкости работы ангела.
-Зачем же тебе быть со мной серьезным? Будь собой, я ценю искренность - она и сама засмеялась от попытки Лестата быть серьезным. Его смех заставлял девушку улыбаться и грустным воспоминаниям она не давала волю. Только не когда он рядом. Амелия знала, что он уйдет, скоро и старалась насладится этим мгновением подольше. С каждой встречей она проявляла непростительную слабость с которой не могла бороться как бы себя не уговаривала.
- Вот потому и я не могу. У тебя своя жизнь, у меня моя.. если это можно назвать жизнью. - вампирша уставилась впереди себя. Чем дальше шел разговор, тем больше казалось, что Лестат будто заключил с кем-то спор и теперь из-за чувства гордости пытается его выиграть несмотря не на что. А они же даже на свидании не были. В душе закралась печаль. Все таки истинные его намерения были Амелии не ясны. В гостинной стоял тот же запах сигар, что и при жизни отца, это девушке показалось странным, но она не подала виду.
- Смотря что ты имеешь в виду быть с тобой? Ходить всегда и везде словно на привязи я бы не смогла. А вот работу и город я периодически меняю. Моя нестареющая внешность частенько удивляет окружающих, потому приходится быть осторожной. Так что работа не так уж и важна для меня. Любимым дело заняться я могу везде, опыт есть...-  спокойно ответила девушка. Она понимала к чему клонит Лестат. Ей нравилась мысль, что он бы дал ей выбор и свободу движения, но с другой стороны кое кто ей уже это обещал и слово свое не сдержал. Амелия старалась поверить Лестату из-за вех сил, но получалось у нее это с трудом.
- Лестат - вампирша отошла от окна  и посмотрела на вампира, ей нравилось запоминать его черты лица, манеру поведения и движения, она боялась снова не увидеть этого никогда. - Почему ты выбрал меня? - наконец-то задала волнующим вопрос Амелия. Ее тревожило это еще  с первого явления Лестата в ее дом. Она не показывала своего волнения, но на самом деле ответ очень волновал девушку слишком долго.

+1

13

"Сомнение - есть благо!" - мелькнула радостная мысль в сознании вампира. Она уже не отрицала его, значит думала о нем, взвешивала за и против; в таком случае, мужчине нужно лишь помочь сделать верный выбор. Однако, вся загвоздка в том, что без ее действий, вопросов, просьб и приказов, Лестат был связан по рукам и ногам. В их отношениях бал правила не любовь, а страх. Девушка боялась своего мужа и его людей, Лионкур страшился ошибки, что может невольно совершить и таким образом настроить Амелию против себя. Две клетки, в которых находились француз и ирландка, стояли напротив, они могли протянуть друг к другу руки, однако, пока сами же не отворят свои замки, вместе им не быть. Кто-то должен преодолеть свой страх и сделать их свободными.
Лестат наблюдал за красавицей, он чувствовал, что ей нравится быть рядом с ним, нравится, когда он ее касается. Точно такая же реакция была и у него; сердце трепетало от волнения стоило ему лишь взглянуть на девушку, кровь приливала к лицу, когда он замечал ее улыбку, которую он вызвал шуткой, словом или действием. Золотые мгновения жизни, те самые пустяки и мелочи, про которые ему говорила Тень, когда они рассуждали о невероятной многогранности бытия. "В жизни нет чего-то простого Лестат, все неповторимо в своем ощущении. Нам дана возможность насладиться всем, прочувствовать жизнь, как гурманы чувствуют вино" - однажды сказал ему наставник.
"Заботой это назвать сложно, но в обиду он меня и правда не даст" - подумал мужчина, а сам с улыбкой сказал:
- Ммм! Так ты из-за меня ночами не спишь?! - француз рассмеялся и подмигнул Амелии. Пусть это и была шутка, но вампир сам постоянно переживал о девушке, особенно сильно это ощущение проявлялось, после встреч и не за долго до. - Отрадно слышать, что ты такая заботливая.
Смех очаровательной ирландки, заставил мужчину не на долго замереть. Каждый раз наблюдая за ней, ему было неимоверно тяжело представлять, что вскоре нужно уйти. Пусть сегодня встреча продлиться и не час, а целый день, но это такой краткий миг для бессмертных. Из-за таких тяжелых ощущений он оставил без ответа вопрос об искренности. В конце концов, серьезность его всякий раз пропадала, и сменялась то радостью, то весельем, то грустью. Много приятных и не очень чувств вызвали в его душе эти встречи.
Внимательно слушая девушку мужчина, задумчиво смотрел куда-то в пол, на стены, ибо, когда он смотрел на нее то, мысли сразу заполнялись совершенно другим. Подойдя ближе к стоявшей у окна красавицы, Лестат, спокойным тоном сказал:
- Вот в этом и заключается наша проблема! И ты, и я, думаем о наших жизнях не так, как нужно. - спокойный голос слегка дрогну, ибо мужчина собирался сказать то, чего говорить, быть может, ему не следовало - Чтобы жить счастливо, нам нужно думать не о "я" и "ты", а "мы". Жизнь должна стать у нас одна, будь это работа или путешествия. И в горе, и в радости. - Проговорил он с нежной улыбкой влюбленного. - Одно сердце, одни мысли и желания, которые мы не должны друг от друга скрывать.
Вопрос Амелии заставил француза отвести взгляд. Ответ был сложным, и, вся проблема в том, чтобы не испугать ее правдой, которую он всегда оставлял рядом не договаривая о том, что с ним не так. Не раз он намекал девушке, говоря, что у него не было семьи, что он не чувствует и не знает, что такое любовь и дружба. Сев в мягкое кресло, мужчина закопался ладонями в свои волосы, поставив локти на колени, француз глядя в паркет негромко начал:
- Амелия, я не смею скрыть от тебя правду, в начале дело было не в любви, а скорее судьбе. Ты стала той иголкой в стоге сена, что я искал на протяжении целого столетия. - Мужчина вздохнул и откинулся на спинку кресла, теперь его синие глаза смотрели в потолок, но не на девушку. - Я восхищаюсь людьми, очень многих уважаю, есть и те, кого я считаю товарищами, большинство из них ныне мертво. Однако по природе своей, я не могу обращать других в таких же монстров, что и я сам. - Пока он опускал, что Тень запрещала ему, пусть девушка узнает хотя бы часть правды, а уж от её реакции, станет понятно, готова ли она ко всей истории. - Одиночество сопутствует мне и лишь тень мой спутник. И ладно, если на этом все и заканчивалось, но это лишь начало. - Грустно произнес Лестат и, встав с кресла, принялся расхаживать по гостиной. - Я не знаю, что есть дружба, для меня это обычное слово, не более; и уж тем паче, я не знаю, что такое любовь. - Посмотрев на Амелию, он тихо добавил. - Вернее не знал! - Подойдя к Амелии француз взял ее ладони в свои, напрочь забыв о собственных правилах. - Пока на одном балу не повстречал тебя. - Гасконец улыбнулся теплым воспоминаниям. - Тогда ты меня поразила красотой и строптивым характером. Во мне что-то ожило, хотя скорее появилось. - Сжав ее руки посильнее, вампир прижал их к сердцу. - Ты стала той ниточкой, за которую я уцепился, чтобы стать счастливым. Когда же  узнал, что тебя обратили. - Его лицо сделалось грустным. - Я радовался. Знаю, что тебе в тяжесть новая природа. Но для меня это было знаком судьбы. Появилась та, которой предназначен я, и которая предназначена мне! - Лионкур приблизившись к Амелии положил свои теплые ладони на ее лицо. Все внутри него пылало, сердце готово было выскочить из груди. - И я буду верить в это, чтобы ты не говорила. Это правда, которая заставляет меня жить. Ныне мою связь с тобой не разорвут даже века в ожидании встречи! - Тон его был уверенным и возбужденным. Он искренне верил в то, что говорил. Подавшись вперед мужчина дотронулся своим лбом до лба возлюбленной и громко зашептал. - Прошу тебя скажи да. Пусть не сейчас, через сотню, тысячу лет, но пообещай мне, что мы будем вместе. Скажи, что хочешь этого так же сильно как я!
Если бы не стальная выдержка, француз уже давно впился в желанные губы Амелии, однако не смел делать это, прежде ее ответа, если она захочет, он прекратит сдерживаться. Если она откажет, он спокойно отпрянет. Как и всегда в отношении двоих, решать должны оба.

Отредактировано Lestat de Lioncourt (2016-08-05 19:06:44)

+1

14

Девушка слишком поздно поняла, что многое рассказала Лестату. Слишком много того, что чувствовала, переживала, о чем мечтала и чего так боялась. Уж многое ей хотелось высказать кому-то, а вампир был так удачно рядом. Ведь простому человеку не расскажешь такое, в полных красках, ибо его сразу заберут в психиатрическую больницу, а доверять случайному встретившемуся на улице существу свое самое сокровенное было большой ошибкой, с мужем, особенно таким разговаривать не было толку. Так что приходилось либо вести дневник, либо хранить все в душе. Но сегодня что-то пошло не так и Амелия выплеснула все то, накопленное горами сразу и полностью. Теперь же вампирша сожалела о своей минутной слабости и о том, что все же позволила Лестату так повлиять на ее, расслабить и завести на откровенный разговор.
- Ночью я не сплю исключительно из-за работы.. - блондинка решила исправлять ситуацию, но вряд ли сейчас ее отговорки выглядели бы натурально, но она не теряла надежды. - Как известно, молодому вампиру.. относительно молодому тяжело поменять свои привычки. Я вот люблю работать по ночам, меньше людей, тише. Подумываю сменить профиль. Но, естественно, я тебе подробности не сообщу. Ведь в следующий раз, тебе не будет просто меня найти- Амелия не хотела делать поблажки вампиру. Эта игра должна оставаться игрой, как бы там Лестат не считал. Амелию забавляло то, что она словно мышка в бегах. То бегает от мужа, то бегает от другого парня, который претендует на роль мужа. Она словно мышка в лабиринте, вот только в конце нет сыра, который бы был так сладок победителю. Потому единственное, что оставалось девушке, это радоваться  пути, который она проделывает тщательно обдумывая все повороты, длительность пути. Не себе, никому бы то еще Монтегю не хотела облегчать жизнь.
-Я желаю глотка свободы.  - произнесла девушка, глядя прямо в глаза вампира. - Мечтаю не сорваться на мирных людях, мечтаю никогда не обратить в подобного себе. Мечтаю жизнь как человек. - быстро проговорила вампирша и сделала шаг в сторону от вампира. - Я просто хочу начать все с начала. Но сейчас это невозможно и уж никто не способен что-либо изменить. Потому не нужно уговаривать меня на то, что так далеко от исполнения. Твои слова слишком сладки, но в моем мире много яда, который способен поглотить всю сладость.  Вряд ли я смогу возрадоваться счастью в полной его силе, которое ты преподносишь мне - это было чистой правдой. У голове Амелии не укладывались мысли о ее счастливой жизни где бы то не было и с кем-то. Она привыкла держаться одиночкой. Чувства - слабость. Любовь - роскошь. Непозволительная роскошь. Сегодня вампирша уже достаточно поддалась слабости и искушению, что бы это все забыть, но в ее силах перебороть себя и жить дальше. В бегах, которые так ей уже нравятся. Монтегю наблюдала за тем, как Лестат с грацией умастился в кресло. Она же осталась у окна, периодически наблюдая за тем, что происходит снаружи.
-Я так же не могу обращать кого-то, это отвратительно, когда вверяешь чье-то такое существование в свои руки.  Я сама была на этом месте. Я знаю, что чувствуют новообращенные, уж слишком сильно знаю. И я даже хотела умереть . Но не хочу сейчас вспоминать о тех днях - девушка отвела взгляд от окна и медленно присела в кресле , которое находилось возле того, где сидел Лестат. Разговор шел в те темы, которые очень пугали девушку и заставляли быстро оценивать ситуацию. Вот только не всегда ее оценка  в короткое время была правильной. - Я понимаю тебя. Трудно быть одному. Я одна слишком долго и уже научилась находить в этом свое спокойствие. Друзей заводить трудно, когда у тебя много секретов. Да и к тому же убить их с порыве голода не очень прекрасная перспектива. Я уже умалчиваю о домашних животных, что помогают скрасить будни одинокому человеку. Жаль мы не люди. Мне бы хотелось завести домашнее животное. Приходится довольствоваться растениями. Они то не сбегут - девушка тяжело вздохнула. Ей были понятны чувства Лестата. Она знала, что он дольше ее живет, но могла понять, что это такое быть одиноким так долго. Разговор из радостного переходил в сердечный и Амелии все больше и больше не хотелось отпускать Лестата. Но погода за окном только набирала обороты. Скорее всего придется подготовить гостевую комнату. Но девушка не знала, как спит и вообще спит ли вампир.
Когда Лестат стал ходить по гостиной, Амелии очень хотелось поддаться слабости, подойти и обнять его. Она поднялась с кресла, но тут же застыла на месте, отчитывая себя за новый прилив слабости.
-Я хотела умереть, до 1960 года я мечтала о смерти, каждый день. И каждый день меня кто-то останавливал. Но вскоре мне надоело это делать. Ты знаешь, что молодой вампир способен убежать от трех охотников даже  в поле? Я вот тебе точно говорю. А вот от четырех сложнее, особенно, если ты давно не питался. Да.. я странная.. я мечтаю о смерти. Даже сейчас, но не позволяю мыслям реализоваться. Когда-нибудь и я умру, вот только этот день будет по истинному счастливым. Нас может разлучить это. - Амелия склонила голову на бок. Теперь он узнал ее секрет. Секрет ее ран на руках и печали в глазах. Об этом знали не многие, о ее стараниях и мечтаний о быстром исходе. Позже Амелия стала думать о том, как она будет умирать в мучениях, не часы, а недели, а то и годы. Известные яды не брали девушку, лишь вырабатывали иммунитет.  А вот догонялки с охотниками были уж слишком простым способом умереть. Потому ей приходилось читать много литературы о том, как убивали в разные времена и пока не один из способов не показался девушке достойнейшим для нее. Близость и решительно заставили Амелию затаить дыхание. Так близко он еще не был. Его аромат окутывал и заставил девушку закрыть глаза.
- Отойти от меня, иначе все закончится далеко не простым разговором. Ты пахнешь слишком вкусно и соблазнительно. Еще немного и ты можешь остаться без одежды - шепотом произнесла Амелия и резко открыла глаза в которых плясали озоные огоньки. - Я очень давно хотела убедиться в сладости твоих губ. Отойти от меня.. Лучше бы ты бежал от меня подальше.. - девушке не хотелось самой отходить. Она бы все равно сделала шаг только вперед. Потому давала выбор вампиру, который не на минуту не переставал очаровывать ее. Она знала, что рано или поздно пожалеет о своих словах. Но лучше так, чем это будет копится в ее голове и обдумывать долгими свободными минутами.
- Я не могу пока тебе сказать "да". Я не уверена, что  предназначена для тебя. Я ненавижу кровь, не люблю вампиров, меня пугают пауки и прочие насекомые, гроза. Мне нравится работать среди людей, есть ихнюю еду, путешествовать в отпуске, оплачивать счета за квартиру, стоять в очереди и наблюдать за людьми. Пересаживать растения, гоняться за бездомными животными, что бы сдать их в приют. Мне нравится быть как человек. Не каждый сможет это выдержать у вампира. - она предприняла очередную попытку оттолкнуть от себя вампира, пускай и таким образом. Рассказать о себе истинной. Ведь он не знал, что она далеко не нормальный вампир.

+1


Вы здесь » Сверхъестественное: Племена » Прошлое и будущее » Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC